Портал промышленного птицеводства
Эл № ФС77-48923 от 12.03.12г. Роскомнадзор

Статьи о содержании КРС на Korovainfo.ru | Управление поведением коров

Мосийко В.И., Зусмановскитй А.Г., Звиняцковский В.Г. 

Интенсификация молочного скотоводства

 В начале 60-х годов одной из причин неудач, постигших многие фермы при внедрении беспривязного содержания коров, явилось отсутствие представления о закономерностях индивидуального и группового по­ведения коров.

Развитие этологии - науки о целостных актах по­ведения животных - позволило осознать важное тех­нологическое значение этих закономерностей и приступить к разработке научных основ содержания животных и приемов управления их поведением в ус­ловиях промышленной технологии.

В самом общем виде поведение можно опреде­лить как биологический механизм жизнеобеспечения, целенаправленную деятельность в окружающей среде, мотивированную потребностями организма и интере­сами популяции (вида).

Поведение домашних животных обусловлено не только их биологической природой, но и необходимо­стью приспосабливаться к воле человека - к искус­ственно созданным для них условиям обитания.

Различают у сельскохозяйственных животных сле­дующие формы (подсистемы) поведения: продуктив­ное, пищевое, половое, адаптивное, двигательное, по­пуляционное.

Элементарная единица поведения животных  - ­«унитарная реакция», которая включает в себя ус­ловные и безусловные рефлексы, являющиеся инте­гральными единицами деятельности нервной системы. Активный фон для формирования поведения сельско­хозяйственных животных - способы их содержания, плотность размещения, организация кормления, дое­ния, распорядок дня, порядок формирования техноло­гических групп, перегоны, транспортировка, ветери­нарные и зоотехнические мероприятия, шум в помещениях и т. д.

В процессе жизнедеятельности у животных фор­мируются динамические стереотипы поведения. Образование динамических стереотипов имеет очень большое значение в условно-рефлекторной дея­тельности животных, так как делает ее более четкой, экономной и автоматической.

Коровы способны к образованию различных сте­реотипов поведения. Описан новый вид биологических мотиваций - «мотивация стереотипа поведения». Так, при беспривязно-боксовом содержании стремление занимать определенный бокс обнаруживается у 52%, постоянное место на дойке - у 60, у кормового стола - у 30, предпочитать определенную секцию и сосе­док -у 72% коров.

Важная черта динамического стереотипа - его ус­тойчивость. Переделка динамического стереотипа (как и всякой укоренившейся привычки) представляет для нервной системы большую трудность. Переделка очень прочного динамического стереотипа может явиться для нервной системы невыполнимой задачей и повлечь за собой возникновение стресса.

Тем, кто связан с внедрением промышленных тех­нологий, хорошо известно, что определенная часть взрослых коров не в состоянии приспособиться к но­вым условиям содержания и эксплуатации и выбы­вает с ферм и комплексов.

В задачу настоящей работы не входит углубляться в механизм возникновения стресса. Отметим лишь, что Г. Селье, который ввел это понятие в 1936 г., понимал под стрессом состояние напряжения физио­логических систем организма, стремящегося восста­новить свое равновесие, нарушенное неблагоприятны­ми факторами внешней среды.

В последующие годы Г. Селье, уточняя понятие «стресс», расчленил его на «дистресс» - вредный стресс и «эвстресс» - возникающий под действием положительных эмоциональных раздражителей.

Роль эвстрессов для животноводства остается сла­боизученной. Как технологический и продуктивный фактор он пока не приобрел практического значения. Поэтому, говоря о стрессе, обычно имеют в виду дис­стресс, причиняющий животноводству экономический. ущерб.

Динамические стереотипы, являясь целесообразной формой организации поведения животных при их содержании в стабильных условиях, представляют помеху для внесения прогрессивных изменений в сло­жившуюся на фермах технологию производства. Сме­щение времени и порядка доения и кормления скота, смена доярок, изменение кратности доения и многое другое в той или иной мере неблагоприятно отража­ются на продуктивности коров. Отрицательное влия­ние тем заметнее, чем продолжительнее оставались неизменными условия содержания животных и, следо­вательно, тем прочнее закреплены стереотипы пове­дения.

Получил признание метод формирования техно­логических групп коров по срокам отела и периодам лактации. Естественно, что общие потери продуктивности гораздо меньше при поточно-цеховои системе, преду­сматривающей одну частичную перегруппировку (ме­тод «сквозных» групп) или один перевод коров из подгруппы в подгруппу в составе одной постоянной группы (межцеховые звенья). При поточно-группо­вой системе, где для поддержания однородности групп по удою проводят ежемесячные перегруппи­ровки (8/10 за одну лактацию), потери продуктивно­сти возрастают. Однако даже при однократной пере­группировке коров потери могут быть оправданы, если они компенсируются другими выгодами. Приме­ром тому может служить факт снижения удоя у ко­ров при их переводе из родильного отделения в свою постоянную группу при традиционной технологии или в цех раздоя при поточно-цеховой системе. Тем не менее, ни у кого не возникает мысли отказаться от родильных отделений и вернуться к отелам в коров­никах. Ведется поиск приемов, снижающих потери продуктивности.

Аналогичным же образом надо работать над мерами, препятствующими снижению удоев в связи с перемещением коров из цеха раздоя в цех производ­ства молока. Нередко действительной причиной большого снижения удоя у коров после их перевода из цеха в цех являются резкое ухудшение кормле­ния и неоправданные изменения условий содержания и эксплуатации животных.

В стаде со средним удоем 3500 кг перевод коров из цеха раздоя в цех производства молока вызывает снижение удоя на 54-87 кг, что составляет 1,5-2,2% годового удоя.

Частые (более трех раз) перемещения лактирую­щих коров из группы в группу могут отразиться на их годовом удое. Так, при пяти перемещениях коров от них можно недополучить 150 кг, при шести-семи пе­ремещениях и более - 215-261 кг.

Потеря продуктивности, прежде всего, наблюдает­ся у коров с удоем 20 кг и более. Из их числа на перевод реагируют 81 % коров, тогда как из числа коров с удоем 10 кг реагируют лишь 46% коров.

Ряд исследователей обращают внимание на та, что при переводе коров из цеха раздоя в цех производ­ства молока на величине удоя в большей степени отражаются стадия лактации и снижение уровня кормления.

При хорошей организации кормления коровы с удоем да 15 кг не реагируют на перевод и не сни­жают удоя. У карав с удоем 15-20 кг молока сни­жение отмечается в течение трех дней после пере­вода, 20-25 кг - четырех, 25-30 - пяти, 30 кг и бо­лее - в течение семи дней.

На фермах, перешедших на поточно-цеховую си­стему, только в первые год-два можно встретить ярка выраженные конфликты между коровами и заметное падение удоев после их перемещения. Сейчас уже многие зооветспециалисты убедились в том, что через два-три года числа конфликтов вследствие перегруп­пировки коров, резко сокращается и пропорционально снижаются патер и продуктивности. Эта позволяет многим фермам в условиях поточно-цеховой системы получать удои в среднем 4500-5500 кг, а от лучших коров - 7000-8000 кг молока и выше.  

На продуктивность животных определенное влия­ние оказывают и размеры производственных групп. Большинства специалистов убеждены в там, что про­изводственные группы не должны включать более 50 коров. Эта мнение зафиксировано в ряде норма­тивно-технологических документов как обоснованное опытами многих авторов. Зарубежные животноводы допускают содержание в группах па 100 коров. Счи­тают, что дальнейшее повышение размера групп при­водит к снижению удоев на 5% и более. Такое явле­ние объясняют особенностями памяти коров. Имеется ряд зарубежных исследований, которые показывают, что уже при поголовье более 70-80 коров в группе они могут не «узнавать» друг друга в достаточной мере и между ними начинается непрерывная борьба за место на иерархической лестнице. С этим не согла­суются факты получения высоких удоев от коров на ряде отечественных и зарубежных комплексов, где удой 4500-6000 кг в группах по 100 коров и более.

По всей вероятности, имеется много общего в механизме запоминаний особей своего вида у всех стад­ных животных, включая и крупный рогатый скот. Осо­бенность его в избирательном характере: исходя из приспособительного назначения памяти, животные за­поминают не всех подряд членов своего стада, а в первую очередь лидеров, агрессивных коров и тех, с кем им обычно приходится общаться. Таким образом, в процессе движения по технологической цепочке они фиксируют в памяти несколько десятков нужных им членов стада. Известно, что коровы обладают хоро­шей памятью - они сохраняют условные рефлексы до шести лет.

Исходя из вышеизложенных фактов, можно прид­ти к выводу о том, что:

1. неизбежные при промышленной технологии пере­группировки и перемещения животных следует сократить до минимума - не более двух за лактацию; переводить из цеха в цех следует небольшими под­группами (по 4-8 голов) знакомых между собой жи­вотных из «своей» постоянной группы;

2. поступивших в цех раздоя и цех производства мо­лока коров необходимо возвращать в свои группы и секции к одним и тем же операторам;

3. перед первым вводом нетелей на фермы с поточ­ной технологией производства их целесообразно предварительно подготовить - обеспечить контакт с коро­вами основного стада, разместив в соседних секциях и проведя несколько перегруппировок.

4. Объединение незнакомых животных лучше про­изводить во время движения (моцион или пастьба), в крайнем случае, на выгульных площадках. Обяза­тельным правилом должно быть предварительное кормление коров, подлежащих объединению.

Коровы разных возрастов по-разному реагируют на перевод с трех- на двукратную дойку. У коров пер­вой и второй лактаций снижение удоев составляет 2,0-2,1 %, третьей - 8, четвертой - 9, пятой-шестой­ 17, в среднем по стаду-8,0%. Эти данные интересны тем, что позволяют понять причины трудностей, возникающих при переводе на промышленную техноло­гию коров старших возрастов, у которых в результате многолетней тренировки сложившиеся в центральной нервной системе временные связи приобретают ха­рактер доминанты и препятствуют образованию ново­го стереотипа реакций.

Исходя из этого, вполне оправдана точка зрения о комплектации ферм промышленного типа преиму­щественно нетелями и первотелками. Однако это возможно далеко не везде. Поэтому в задачу этоло­гии входит разработка методов торможения и пере­делки ненужных и формирования новых полезных стереотипов поведения животных. Рекомендуется пе­ре водить коров с трех- на двукратную дойку одновре­менно, не прибегая к скользящему графику. При этом рацион кормления в первые 20 дней надо увеличи­вать на 1,5-2,0 корм. ед. за счет концентрированных кормов.

Сильное положительное эмоциональное воздейст­вие первых порций зелени (эвстресс) и молокогон­ное действие зеленых кормов сглаживают противо­речия между сложившимся стереотипом реакции и новым порядком доения. В некоторых хозяйствах стало правилом осуществление коренных технологических изменений приурочивать к первой даче зеленых кор­мов. При этом они при переходе с трехкратной дойки на двукратную, не теряют ни одного килограмма молока.

Не игнорируя факт снижения удоя в связи с изменением кратности доения, ученые и практики в опытах и расчетах показывают, что допускае­мые потери компенсируются повышенным удоем, достигнутым благодаря лучшему раздою и более высо­кой продуктивности коров в период их наиболее интенсивной лактации.

Вопросом остается определение наиболее целесо­образных сроков перевода коров с трех- на двукрат­ное доение. Его решение основывается на общепри­нятых представлениях о том, что после достижения наивысшего суточного удоя рацион кормления коров не должен изменяться еще около восьми недель. Это связано с тем, что после отела у коров (особенно пер­вотелок) развитие аппетита на 4-8 недель отстает от развития лактации и достижения максимального удоя.

Анализ хода лактации у коров с продуктивностью 3000-4000 кг молока выявил, что у нормально (на 20% и более) раздоившихся коров в 58% случаев пик лактации приходится на четвертую или пятую декаду. у 17% коров наивысшие суточные удои были отме­чены в шестую - восьмую декады лактации, у 15% коров - в третью декаду лактации. Если принять, что большинство коров достигают наивысшего удоя к середине второго месяца лактации, их целесообраз­но кормить и трехкратно доить в расчете на наивыс­шую продуктивность до 100-120-го дня лактации, что совпадает со сроком пребывания их в цехе раздоя.

Рекомендуется переводить коров с трех- на дву­кратное доение через четыре месяца после отела при удое 3000-:-4000 кг и через пять месяцев при удое 5000-5500 кг. Более ранний перевод в первые 60­-90 дней лактации может дать у высокопродуктивных коров снижение удоя на 14-16 %.

Основное правило традиционной технологии про­изводства молока - строгое соблюдение определен­ной последовательности доения коров. Нарушение сло­жившейся последовательности и времени доения жи­вотных ведет к потерям молока. Эти, бесспорно, вер­ные положения традиционной технологии тормозят внедрение в производство высокопроизводительных машин и прогрессивных способов содержания коров. При поточно-цеховой системе производства молока не следует пользоваться автоматическими самопривя­зями, потому что при этом в чужие стойла попадают 92-94% коров. Даже после 10 дней приучения в чу­жих стойлах оказываются 46-48% коров. Это вызы­вает их конфликты с постоянными «хозяйками» стойл и снижение суточного удоя с 18,7 до 17,6 кг, а за 120 дней - с 2220 до 2112 кг.

Изучая влияние перегруппировки коров на их удой, мы обратили внимание на то, что при привяз­ном содержании с сохранением постоянных мест у коров формируются разные стереотипы поведения на сочетание кормления концентратами и доение.

Во время доения первых в ряду коров они актив­но едят концентрированные корма. Естественно, у них формируется стойкая условно-рефлекторная связь между поеданием кормов и молокоотдачей. Начиная с седьмой коровы, доят животных, которые только что закончили поедание концентратов. Оператор, вы­даивающий тремя аппаратами в молокопровод 50 животных, до последних коров доходит через 80-­90 мин после поедания ими концентрированных кор­мов. Естественно, что у этой части животных реф­лекс молокоотдачи не связан с рефлексом кормления. Таким образом, у животных, приученных к постоян­ным местам в одном ряду, формируются разные ус­ловно-временные рефлексы и их нарушение при пе­рестановке коров может привести к некоторому сни­жению удоя.

При формировании единого сложного условного рефлекса на оба раздражителя: выдачу корма и дое­ние - кормление становится «союзником» молокоот­дачи, но попытки разобщить эти раздражители могут затормозить ход доения коров. В то же время дача концентратов коровам, которые не привыкли к соче­танию доения и кормления, может отрицательно по­влиять на ход молокоотдачи.

Вместе с тем многие ученые и практики рекомен­дуют подкармливать коров во время доения.

На фермах обычного типа, а также в личных хо­зяйствах всегда корма раздают непосредственно пе­ред доением. Взаимоотношения между пищевым и молокоотделительным условными рефлексами определяются не столько их спецификой, сколько адапта­цией к особенностям технологии ферм, в частности к принятому порядку доения и кормления.

В тех случаях, когда действие двух независимых раздражителей осуществляется одновременно, по мере образования условных рефлексов параллельные свя­зи на эти раздражители затормаживаются, каждый из них теряет свое сигнальное значение, происходит «слияние», «синтез» отдельных раздражителей в еди­ный раздражитель.

Если в качестве одновременных раздражителей выступают доение и кормление коров, то после неко­торой тренировки образуется общая связь между «функциональным координационным центром» (И. П. Павлов) молоковыделения и корковым пред­ставительством пищевого центра. Оба условно-безу­словных рефлекса включаются в единый динамиче­ский стереотип. Скорость формирования и «передел­ки» стереотипа поведения находится в прямой зави­симости от типов нервной деятельности животных и связанной с этим стрессустойчивости. 66 % коров сильно уравновешенного подвижного типа обладают высокой стрессоустойчивостю. В то же время 88% животных слабого типа не устойчивы к стрессам.

Ввиду того, что определить тип высшей нервной деятельности у коров весьма сложно, разработан ме­тод определения стрессоустойчивости коров, применяемый в условиях обычной фермы. В качестве стан­дартного раздражителя - элемента новизны - исполь­зуется «чужая» доярка. Методика, бесспорно, пер­спективная, и оценка стрессоустойчивости коров-пер­вотелок в контрольных коровниках должна стать таким же обязательным зоотехническим приемом, как и оценка скорости молокоотдачи. Вместе с тем важно продолжать исследования, чтобы выяснить, в какой мере установленная стрессоустойчивость к сме­не доярки может характеризовать стрессоустойчи­вость коров к изменению рациона, способов содержа­ния, перемещениям в другие группы коров.

Обобщая материалы этой главы, можно сделать вывод о том, что группировка коров по срокам их отела и физиологическому состоянию, принятая при поточно-цеховой системе производства молока, устра­няет негативное влияние частых перегруппировок животных при формировании групп по уровню удоя. Однократный перевод лактирующих коров из цеха раздоя в цех производства молока после завершения раздоя коров при отсутствии у них стойкого рефлек­са на свое место и при закреплении за одними опера­торами не причиняет большого ущерба их продуктив­ности.

Для уменьшения потерь продуктивности коров при их переводе из цеха отела в цех раздоя, а затем в цех производства молока важно при формировании стада оценивать тип стрессоустойчивости коров.

При разработке технологии необходимо прогно­зировать влияние различных технологических реше­ний на формирование у животных ответных услов­ных рефлексов и поведенческих актов.





Просмотров: 4075

Возврат к списку