Интервью Артёма Белова, исполнительного директора Национального союза производителей молока, для корпоративного издания ООО "КОМОС ГРУПП"

В декабре состоялась знаковая встреча руководства Удмуртской Республики и агрохолдинга «КОМОС ГРУПП» с представителями Национального союза производителей молока, в ходе которой стороны достигли договоренностей по ряду ключевых вопросов. После мероприятия Артем Белов, исполнительный директор Союза, любезно уделил несколько минут «Нашей Газете».


«Наша Газета»: Чем было вызвано создание «Союзмолока» и какие потребности производств эта организация сейчас покрывает?


А.Б.: «Союзмолоко» был создан десять лет назад. Организация объединяет 70% переработчиков молока в Российской Федерации – производителей сырого молока: фермеров, компаний, агрохолдингов и крупнейших инвесторов, переработчиков в молочном секторе – как российских, так и иностранных. В Союзе состоят такие известные молочные компании как, например, «ЭкоНиваАгро», «ВИММ-БИЛЛЬ-ДАНН», «DANONE», Valio, а также региональные отраслевые ассоциации – Ивановская ассоциация, «Кубаньмолоко», куда входит и тот же Агрокомплекс им. Ткачева. Мы консолидируем общую позицию отрасли по важнейшим вопросам. Основная наша задача – отстаивание интересов российского бизнеса, российских производителей в органах государственной власти. Приведу пример. Два года назад была разработана комплексная Программа развития молочной отрасли до 2020 года, которая подразумевала увеличение производства молока, развитие сырьевого сектора и переработки. Эта программа практически в полном объеме была принята на уровне Министерства сельского хозяйства и вошла в одну из подпрограмм в рамках государственной программы. Возмещение прямых понесенных затрат, капексов, которые сейчас получают молочники – это одна из составляющих той программы. Так как мы глубоко понимаем вопросы, которые происходят на российском и мировом рынках, то мы активно оказываем информационно-аналитическую поддержку членам нашего Союза для того, чтобы в своей ежедневной управленческой деятельности они принимали правильные решения. Это тоже отдельный большой блок работы: мы даем аналитику, проводим мероприятия, в рамках которых обсуждаем актуальные вопросы. Кроме того, оказываем консультационные услуги, если это интересно компании, в сфере стратегии, управления бизнесом, реализации инвестиционных проектов, привлечения инвестиций и т.д.


«Наша Газета»: По какому принципу происходит вступление компаний в организацию?


А.Б.: Компании, желающие присоединиться, подают нам заявку, правление Союза принимает решение о принятии или непринятии. Они платят членские взносы и пользуются теми привилегиями, которые получают члены Союза. Критериев выбора, например, таких, как обороты компании или численность сотрудников, у нас нет. Это может быть как небольшое фермерское хозяйство, так и агрохолдинг.


«Наша Газета»: Существуют ли аналоги Союза за рубежом?


А.Б.: Да, конечно. Во всем мире есть аналоги отраслевых объединений, более того, в разных странах они играют очень разные роли. Например, Союз животноводов Франции – одна из ключевых организаций в этой стране, которая занимается лоббированием интересов производителей сырого молока. Фактически ни одно решение во Франции не может быть принято без согласования со стороны этой ассоциации. Это более жесткая форма, чем в России. Мы действуем как общественная организация, которая пытается государству донести позицию отрасли. И государство само решает, прислушаться ему к нам или нет. Так как позиция наша в основном конструктивна, мы не просим невозможного и предлагаем реально реализуемые решения, которые дают реальные эффекты – то государство обычно к нам прислушивается.Но не всегда. Есть вопросы, в которых мы и государство спорим. Например, внедрение электронной ветеринарной сертификации. У нас есть вопросы по внедрению этой сертификации на готовую молочную продукцию, которая сейчас не подлежит вообще никакой сертификации. Но это дискуссия, в которой в конечном итоге должна рождаться истина. В некоторых странах позиция союзов гораздо более значима, в той же Франции или Северной Америке. Наша позиция нас тоже сейчас устраивает, но мы надеемся, что государство больше будет прислушиваться к бизнесу, потому что государство создает правила, по которым действует бизнес. Правила должны быть интересными для того чтобы бизнес развивался, а инвесторы приходили в сектор. Не только в молочную отрасль, а в целом в сельское хозяйство или в экономику страны.


«Наша Газета»: Кардинально ли отличаются подходы российских и зарубежных властных структур в отношении, скажем, льготного кредитования аграриев или внедрения стандартов в отрасли?


А.Б.: Действительно, есть достаточно серьезные отличия. Даже регуляторные инструменты отличаются очень сильно, например, как это ни парадоксально, в России в части готовой пищевой продукции одни из самых жестких требований в мире по целому ряду позиций. Например, требования в отношении сертификации, регистрации ветеринарных препаратов. В этом смысле мы стоим на страже интересов производителей и потребителей. Если мы говорим о государственной поддержке, то здесь тоже есть отличия, в том числе в молочном секторе. Северная Америка – это одни механизмы поддержки, Европа – другие, Россия – третьи. Всё зависит от того, в каком жизненном цикле находится сектор. Тот путь, который проходит сейчас молочный сектор РФ – путь активных инвестиций, некоторые страны мира, которые являются лидерами на молочном рынке, прошли в 50-60-е годы, когда за счет современных технологий и генетики резко увеличилась продуктивность.Со стандартных 3-4 тонн на корову к 8-9 тысячам, и сейчас средний надой в Штатах – порядка 10-11 тысяч, а в Израиле – 12 тысяч. Разные механизмы поддержки отрасли объясняются разными фазами развития, которые проходит отрасль. Сейчас развитые страны больше переходят к регуляторным механизмам: страхование цены, урожая; механизмы, связанные с регулированием рынка через механизмы интервенции, социальных закупок, социальной помощи и так далее. Это гораздо более тонкие настройки. Мы не отстаем, просто в соответствии с той стадией развития, в которой находится российское сельское хозяйство, и молочная отрасль в частности, есть другие механизмы, которые для нас более действенны. Но при этом уже сейчас мы понимаем, что регуляторные механизмы в России должны использоваться гораздо более активно. Вот мы говорим о том, что для поддержания доходности необходимо более динамично использовать интервенцию. Это то, на чем мы настаиваем и для чего Союз приготовил нормативно-правовую базу и взаимодействует с Минсельхозом. Это не прямые субсидии, которые даются производителю. Постепенно поддержка трансформируется. Думаю, в новой госпрограмме, которая стартует с 2020 года, мы увидим изменения.


«Наша Газета»: Можете ли Вы дать характеристику потребительского поведения жителей современной России? Я имею в виду потребление молочной продукции.


А.Б.: Здесь есть несколько трендов. Первый важнейший тренд – это падение спроса на молочную категорию на протяжении последних четырех лет. Это связано с падением реальных располагаемых доходов населения. Молочная категория очень чувствительна к цене, и, естественно, падение доходов сказывается на объемах потребления. Тогда возникает вопрос: почему, несмотря на это, активно росло производство? Это связано с тем, что после введения в 2014 году санкций и фактически двукратного ослабления рубля сложилась такая ситуация: те, кто попал под санкции, ушли с рынка, но те, кто под санкции не попал, ушли с рынка из-за слабого рубля. В результате на рынке образовалась потребительская ниша объемом примерно 20%, которую в последние три года активно заполняли производители России. Росло производство сыра, сырных продуктов, сливочного масла, немного увеличилось производство сухого молока, кисломолочной продукции и так далее. Сейчас этот эффект исчерпан, и мы видим другую тенденцию: при сокращении спроса стагнирует производство, и при этом меняется структура потребления. Потребители выбирают более доступные, более простые продукты: это традиционная цельномолочная, кисломолочная продукция и продукты – заменители молочных жиров, которые позволяют продукцию удешевить: спреды и сырные продукты. Изменения на рынке возможны только в том случае, если мы вернемся к устойчивому росту экономики и росту доходов населения.


«Наша Газета»: Вы были на многих предприятиях отрасли, в том числе и на предприятиях агрохолдинга «КОМОС ГРУПП». Как бы Вы оценили производство и продукцию?


А.Б.: У вас прекрасная продукция – натуральная и очень вкусная. Я могу сказать, что предприятия «КОМОС ГРУПП» – одни из лучших, которые есть в России. Компания очень амбициозная и, по-моему, имеет очень хороший потенциал с точки зрения экспансии как на территории России, так и на рынки Дальнего Зарубежья. К этому есть абсолютно все предпосылки: грамотная команда с четким пониманием экономики и дальнейшего движения, отличные продукты, современное производство, поэтому усилия, которые сейчас прикладываются со стороны руководства и сотрудников компании, я уверен, дадут результаты, и амбициозные цели, которые компания перед собой ставит, однозначно будут реализованы.