Портал промышленного птицеводства
Эл № ФС77-48923 от 12.03.12г. Роскомнадзор

Латвия: Кто получает бешеную прибыль на свинине

Латвия: Кто получает бешеную прибыль на свинине
05.12.2014

Закупочные цены на свинину катастрофически упали — фермерам нынче платят 0,96 евро за килограмм. А на полках магазинов цены с мая не менялись, на ценниках — до 6 евро. Почему же падение закупочных цен никак не влияет на магазинные?


— Цены падают буквально  на глазах, — рассказывает «Вестям Сегодня» глава Ассоциации свиноводов Дзинтра Лейниеце. — В июле крестьянам давали за килограмм свинины 1,26 евро,  сейчас — 0,96 евро.


После того как Россия закрыла свой рынок, в ЕС свинину некуда девать. Но почему же это никак не отражается на потребительских ценах?
 
— Свиной карбонад стоит в среднем 6,25 евро за кг, — рассказывает представитель Rimi Лаура Подскочия. — Столько же, сколько и в мае. Во время акций цена опускается до 3,89–3,99 евро за килограмм.


По словам Подскочии, поставщики за это время не говорили о желании снизить цены или повысить. Но неужели торговля сама не вправе попросить об этом? В Rimi поясняют, что инициатива должна исходить от поставщиков. А свинину в Rimi поставляют только… зарубежные поставщики.
 
— Говядину, баранину, куру мы получаем и от латвийских переработчиков, а вот свинину — только от европейских, —  объясняет Подскочия.
 
Звучит странно, потому что примерно 50 процентов потребностей страны латвийские свиноводы все же удовлетворяют.
 
Представитель Maxima Янис Бесерис говорит, что и у них за год цена почти не претерпела изменений — шейный свиной карбонад стоит 5,11 евро за кг. У них есть свой цех по разделке свиных туш, поэтому свинина и получается дешевле. Среди поставщиков этой торговой сети есть и латвийцы (Kurzemes gaLsaimnieks, который поставляет примерно треть всей свинины), и литовцы.
 
А что говорят переработчики — те, кто поставляет мясо в магазины?
 
— Между свиньей, которую продает фермер, и полкой магазина еще несколько этапов, — разъясняет «Вестям Сегодня» директор свиноводческого комплекса Ulbroka, на котором не только выращивают свинину, но и занимаются ее разделкой и переработкой, Айварс Коктс. — Первый — бойня, второй — цех мясопереработки и разделки туш. Так вот, стоимость свинины составляет для бойни не сто процентов затрат, а примерно 60–70 процентов. Скажем, если цена от крестьянина опустилась на 10 центов, то для бойни — примерно на 6 центов. То же относится и к разделочному цеху. Нужно платить заработную плату работникам, оплачивать электроэнергию…
 
Другой существенный момент, который влияет на латвийскую переработку, — низкая загруженность, малый оборот.
 
— Вы слышали, чтобы в последние годы в стране открывались новые мясные цеха? Нет, они только закрываются. Потому что это невыгодно, нет большой маржи. А причина — в Латвии мало скота. Выращиваем примерно половину от потребностей жителей в свинине. А на датских фермах — в три–четыре раза больше, чем нужно Дании. Понятно, что где загруженность комбинатов выше, там ниже себестоимость. Поэтому мы и не можем с ними конкурировать, переработка находится на грани выживания, — продолжает Коктс.
 
По его словам, снижение цены на мясо от крестьянина на 30 процентов на полках магазинов может привести к падению цены процентов на 5–10. Хотя и это предсказывать сложно.
 
— Ситуация с закрытием российского рынка продолжает усугубляться. И мы не знаем, дошли до низшей точки падения или нет, — говорит руководитель Ulbroka.
 
Впрочем, закрытие российского рынка ударило именно по производителям, прежде всего по фермерам. При этом, по словам Коктса, несмотря на то что украинский рынок остался для европейских производителей и свиноводов открыт, они туда ничего не могут поставить.
 
— Гривна обрушилась, и европейская цена свинины для украинских потребителей просто неподъемна, — объясняет он. — Хотя если бы сегодня открыли и российский рынок, они бы тоже не смогли покупать свинину. По той же причине, что и на Украине, — из–за падения рубля.
 
Выходит, в проигрыше от европейских санкций почти все, по крайней мере в Латвии. Но не могли бы сами фермеры как–то повлиять на ситуацию? Скажем, построить бойни, собственные разделочные цеха, магазины, чтобы уменьшить количество посредников?
 
— Идея логичная, правильная. Но думаете, что так легко это сделать? У нас был один кооператив, который экспортировал свинину в Россию, но неудачно работал, — говорит Лейниеце.
 
Но вот правительство выделило фермерам «на поддержку штанов» 2,5 миллиона евро. Так, может, их потратить на современные бойни и разделочные цеха для фермеров?
 
— Деньги нужны крестьянам срочно, и хватит их только на то, чтобы выжить и не резать свиноматок, — коротко говорит Лейниеце.
 
Этих денег хватит на три месяца. Потом попросят еще, еще… Заколдованный круг.
 
Илья ДИМЕНШТЕЙН






Просмотров: 1116

Возврат к списку