О нас пишут

Презентация продукции

Иммунологическая кастрация хрячков и ее преимущества

Обзор мирового опыта применения препарата Импровак®

Джон П. КРЕЙН, директор по животноводству, отдел глобальных исследований в области терапии, Джеймс Р.Д. АЛЛИСОН, член Королевского колледжа ветеринарных хирургов, старший директор по ветеринарии, компания Zoetis (США).


Введение


По определению Европейского агентства по безопасности продуктов питания, под термином «запах мяса хряка» (ЗМХ) подразумевают специфический неприятный комплекс органолептического восприятия, возникающий в результате комбинации аромата и вкуса свинины, а также продуктов ее переработки при приготовлении и употреблении в пищу (EFSA, 2004).


Предлагаем читателям информационный обзор по ЗМХ, объясняющий его природу и значение, а также оценки степени выраженности. Статья обобщает результаты экспериментального изучения препарата Импровак®, в том числе данные химического анализа основных компонентов ЗМХ и органолептических тестов, выполненных потребителями и профессиональными дегустаторами.


Запах мяса хряка: что это и почему так важно?


ЗМХ возникает прежде всего в результате присутствия в свинине двух веществ: андростенона (5 -андрост-16-ен-3-она) – стероида, вырабатываемого клетками Лейдига семенников, скатола (3-метилиндола) – продукта метаболизма микроорганизмов, образуемых в кишечнике из триптофана (EFSA, 2004). В ряде случаев за возникновение этого запаха также ответственны химические производные двух вышеупомянутых стероидов, но сами они считаются наиболее важными. Поэтому именно на андростенон и скатол прежде всего обращают внимание при определении наличия ЗМХ.


Андростенон – специфическое для самцов стероидное соединение, выполняющее функцию природного феромона. У хряков он выделяется со слюной, оказывая стимулирующее воздействие на самок. Обычно при описании запаха андростенона говорят о том, что он пахнет мочой. Выработка скатола в дистальной части кишечника и его системное поступление, в том числе в результате абсорбции фекалий через кожу вдыхание, связаны не с полом, а скорее с условиями содержания животных, их генетическими особенностями и рационом.


Проблема накопления скатола в тканях в большей степени присуща интактным (некастрированным) хрякам, чем подвергнутым физической кастрации хрякам и самкам, поскольку образуемые в семенниках стероиды снижают эффективность метаболизма скатола в печени и его выведение из организма животных (Doran et al., 2002; Tambyrajah et al., 2004; Chen et al., 2008; Zamaratskaia & Squires, 2009). По описаниям, скатол имеет запах, сходный с фекальным. Оба стероидных соединения высоколипофильны депонируются у свиней преимущественно в жировой ткани (Bonneau, 1982; Babol & Squires, 1995; Claus et al., 1994; EFSA, 2004).


В то время как продукты убоя самок и кастрированных или не достигших половой зрелости самцов в редких случаях имеют ЗМХ, последним наиболее часто обладает продукция, полученная от взрослых или достигающих половой зрелости хряков (в период, когда их предубойная живая масса составляет ≥100–110 кг). Сообщалось о том, что частота выявления ЗМХ у этой группы животных колеблется в пределах от 10% до 75% (Malmfors & Hansson, 1974; Squires & Lou, 1995; Xue et al., 1996; Aldal et al., 2005; Prusa et al., 2011; Allison et al., 2011). Столь значительная вариабельность данного показателя обусловлена в основ-ном различиями в определении ЗМХ, в том числе применяемых для этого методов. Как доказывают результаты органолептических исследований, большинство потребителей проявляют по меньшей мере средний уровень чувствительности к ЗМХ и придают ему значение важного показателя качества мяса, влияющего на потребление (Gilbert & Wysocki, 1987; Weiler et al., 1997; EFSA, 2004).


На основании результатов органолептической оценки качества свинины профессиональными дегустаторами предложены допустимые уровни содержания в ней андростенона и скатола, на основе которых можно дифференцировать продукт. Характеризовать его как свинину с ЗМХ принято при концентрации андростенона в жировой ткани выше 1 мкг/г скатола – выше 0,20–0,25 мкг/г, тем более если в такой свинине присутствуют оба компонента в высокой концентрации. Этими допустимыми уровнями содержания стероидных соединений в мясе пользовались многие исследователи и государственные учреждения, особенно в Европе, хотя небольшое число экспертов консервативно придерживается ранее применявшегося значения показателя для андростенона – 0,5 мкг/г (Claus et al., 1994; Aldal et al., 2005).


Частота проявления ЗМХ в тушах самок и кастрированных хряков низка, но имеет место быть (Prusa et al., 2011). К категории животных, мясо которых может иметь этот запах, относятся хряки-крипторхи, гермафродитные свиньи, животные, которым провели неполную кастрацию, и те, у которых скатол накапливается в тканях по самым разным причинам. Таким образом, ЗМХ является важным показателем качества продуктов питания из свинины, отсутствие контроля которого сопряжено с высоким риском отрицательной реакции потребителей.


Как можно оценить эффективность контроля ЗМХ


Никакой опасности для людей запах мяса хряка не представляет. Речь идет лишь о его негативном влиянии на уровень потребления такой свинины. Окончательным критерием ее оценки по данному показателю следует считать вкусовые предпочтения покупателей. Однако чувствительность людей к ЗМХ не одинакова. Как выяснилось, большинство участников опроса без специальной подготовки вообще не способно отличить ЗМХ от других неприятных запахов, которые может иметь свинина. Оказалось, что многие потребители фактически не знакомы с ее натуральным вкусом без приправ. Профессиональные дегустаторы более точно оценивали качество продукции посредством дифференциации ЗМХ от других запахов свинины, но их мнения также различались, что делало результаты органолептической оценки в определенной степени субъективными.


Истинная объективность возможна только по результатам химического анализа продукта на ЗМХ, полностью исключающего человеческий фактор. При использовании стандартных норм содержания стероидных соединений в свинине такой анализ – точный инструмент оценки риска выбраковки туш свиней по ЗМХ даже тогда, когда их относительное количество в партии проверяемой продукции невелико. Это стало основной целью исследований по изучению препарата Импровак® для иммунологической кастрации хряков, в ходе которых проверялась его эффективность и выяснялось, как часто мясо иммунологически кастрированных животных не выдерживает проверки на ЗМХ.


Насколько эффективен контроль ЗМХ препаратом Импровак®?


Импровак® вызывает иммунологически ассоциированное угнетение функции семенников. Уровень образования тестостерона в них снижается на 90% и более после двукратной инъекции препарата, выполненной согласно инструкции (Dunshea et al., 2001; Pfizer Data on File). Это подтверждают исследования, проведенные в различных свиноводческих хозяйствах США, в ходе которых у хряков были взяты пробы сыворотки крови (табл. 1).





Иммунизируемых животных разделили на две опытные группы: первой препарат применяли в девятинедельном, а второй – в 17-недельном возрасте. Повторно Импровак® вводили хрякам обеих групп по достижении 21-недельного возраста. Для сравнения служили некастрированные и физически кастрированные хряки. У иммунизированных свиней обеих опытных групп и некастрированных хряков до повторной инъекции препарата в 21-недельном возрасте уровень тестостерона в крови был сопоставимым, но через две и пять недель после второго введения Импровака® у иммунизированных хряков отмечалось снижение концентрации этого гормона до уровня физически кастрированных животных (P<0,001).


В другом небольшом исследовании было показано, что физиологические изменения (снижение концентрации лютеинизирующего гормона и тестостерона) фактически происходят уже на пятый день после повторного введения препарата (Claus et al., 2007).


Оценка ЗМХ посредством химического анализа


В таблице 2 представлены данные 57 исследований, проведенных в разных странах. Результаты отражены в виде относительного количества (%) свиней с низким уровнем содержания в мясе андростенона и скатола – 1,0 и 0,2 мкг/г соответственно. Из таблицы 2 видно, что иммунологически кастрированные препаратом Импровак® животные продемонстрировали высокую эффективность (приблизительно 99,5%) по контролю ЗМХ. В то же время при тестировании мяса некастрированных хряков (35 исследований) отмечалось частое проявление ЗМХ (приблизительно у 40% и 15% из них концентрация в мясе андростенона и скатола превышала 1,0 и 0,2 мкг/г соответственно).





Важно отметить, что в выполненных исследованиях при иммунологической кастрации хрячков препаратом Импровак® не предусматривался контроль качества вакцинации через две недели после повторного введения, когда должна определяться необходимость его дополнительного использования. Такой стандартный подход предназначен для обеспечения качества коммерческого применения препарата.


Органолептические исследования по выявлению ЗМХ


Оценка содержания в мясе андростенона и скатола посредством химического анализа служит надежным методом выявления ЗМХ. Однако, как уже было описано ранее, ЗМХ вызывается комплексом причин и по определению является качественной характеристикой мяса, чувственно воспринимаемой человеком. Кроме того, ЗМХ возникает в результате совместного действия андростенона и скатола. Таким образом, проверка качества свинины профессиональными дегустаторами и потребителями может предоставить дополнительную возможность оценки эффективности препарата для иммунологической кастрации.


В таблице 3 приведены обобщенные результаты органолептической оценки эффективности препарата Импровак® в обширных исследованиях, проведенных в 34 странах мира. Причем в 19 из них – на высоком научном уровне. В 15 странах проверку выполняли профессиональные дегустаторы, в 16 – потребители, в пяти – работники (инспекторы) скотобоен. В некоторых исследованиях одновременно велись разного рода проверки. В целом при органолептической оценке качества свинины, полученной от иммунологически кастрированных животных препаратом Импровак®, оно не отличалось от мяса животных физически кастрированных, а также свинок (если последние были включены в исследования). При этом в 11 из 13 сравнений, включавших некастрированных хряков, мясо обработанных препаратом Импровак® животных признали лучшим. Также получено подтверждение более высокого качества мяса кастрированных хряков (как иммунологически, так и физически) по сравнению с некастрированными даже в таких странах, как Австралия и Великобритания, в которых последних подвергают убою в молодом возрасте, отправляя полученные продукты в обычную торговую сеть.


Заключение


Импровак® (производство компании «Зоэтис») – первый в мире иммунологический препарат, предназначенный для снижения ЗМХ при убое свиней. Действуя на иммунную систему животных, он снижает образование стероидных соединений, которые вызывают ЗМХ у хряков в процессе полового созревания. Иммунологическая кастрация этим препаратом представляет собой эффективную замену физической.


Накоплено большое количество фактического материала, подтверждающего высокие результаты применения Импровака® для устранения ЗМХ, как использованием химического анализа, так и органолептической оценки. В частности, выполнено 57 исследований, включавших химический анализ, и 34 эксперимента с целью органолептической оценки качества свинины.


Исследования проводили в разных странах мира, охватывая различные породы свиней и системы их выращивания. Их результаты стабильно демонстрируют, что в целях предотвращения ЗМХ у животных при убое иммунизация препаратом Импровак® не уступает физической кастрации хряков, имея ряд существенных преимуществ. Поскольку этот препарат можно применять в поздние сроки жизни свиней, большую часть периода откорма их можно содержать в естественных условиях. За счет собственных анаболических факторов роста животные достигают более высокой продуктивности, демонстрируя лучшую конверсию корма и повышенный выход постной свинины в сравнении с физически кастрированными особями, одновременно позволяя контролировать ЗМХ при убое (Dunshea et al., 2001).


К числу дополнительных преимуществ Импровака® относится и значительное уменьшение объема выделяемых свиньями фекалий вследствие лучшего усвоения корма, отсутствие болевой реакции, возникающей после физической кастрации, а также снижение падежа поросят в послеотъемный период (Allison et al., 2010). Все это дает основание назвать Импровак® одним из важнейших достижений в области свиноводства, благодаря которому можно получать продукцию высокого качества без ЗМХ, преумножая прибыль хозяйства.


Литература

1. AldaI et al. Levels of androstenone and skatole and the occurrence of boar taint in fat from young boars. Livestock Production Science, 2005. 95:121–129.
2. Allison J. et al. A comparison of mortality (animal withdrawal) rates in male fattening pigs reared using either physical castration or vaccination with Improvac as the method to reduce boar taint. Proceedings 21st IPVS Congress. Vancouver, Canada, 2010.
3. Allison J. et al. Incidence of boar taint in entire male pigs in Europe, assessed by chemical assay of androstenone and skatole. Proceedings 57th ICoMST meeting. Ghent, Belgium, 2011.
4. Babol J. & Squires J. Quality of meat from entire male pigs. Food Research International, 1995. 28:201–212.
5. Bonneau M. Compounds responsible for boar taint, with special emphasis on andro-stenone: A review. Livestock Production Science, 1982. 9:687–705.
6. Chen G. et al. Regulation of cytochrome P450 2A6 protein expression by skatole, indole and testicular steroids in primary cultured porcine hepatocytes. Drug Metabolism and Disposition, 2008. 36:56–60.
7. Claus R. et al. Physiological aspects of androstenone and skatole in the boar – a review with experimental data. Meat Science, 1994. 38:289–305.
8. Claus R. et al. Short-term endocrine and metabolic reactions before and after second immunization against GnRH in boars. Vaccine, 2007. 25:4689–4696.
9. Doran E. et al. Cytochrome P450IIE1 (CYP2E1) is induced by skatole and this induction is blocked by androstenone in isolated pig hepatocytes. Chem. Biol. Interact., 2002. 140:81–92.
10. Dunshea F. et al. Vaccination of boars with a GnRH vaccine (Improvac®) eliminates boar taint and increases growth performance. Journal of Animal Science, 2001. 79:2524–35.
11. EFSA report. Welfare aspects of the castration of piglets. The EFSA Journal, 2004. 91:1–18.
12. Font & Furnols M. et al. Sensory charac-terization of meat from pigs vaccinated against gonadotropin releasing factor compared to meat from surgically castrated, entire male and female pigs. Meat Science, 2009. 83:438–442.
13. Fuchs T. et al. Effect of a gonadotropin-releasing factor vaccine on follicle-stimulating hormone and luteinizing hormone concentrations and on the development of testicles and the expression of boar taint in male pigs. Therioge-nology, 2009.72:672–680.
14. Gilbert A. & Wysocki C. The Smell Survey. National Geographic, 1987. 172:4:514–525.
15. Gomez C. et al. Consumer acceptance and preference of pork ribs from immunocastrated and physically castrated boars. Proceedings 56th ICoMST meeting. Jeju, Korea, 2010.
16. Malmfors B. & Hansson I. Incidence of boar taint in Swedish, 1974.
17. Landrace and Yorkshire boars. Livestock Production Science, 10:187–196.
18. Miller D. & Ragland D. Observational study of the prevalence of scrotal hernias, cryp torchidism, incision healing complications and impaired growth performance pre-weaning of surgically castrated pigs. Proceedings AASV Annual Meeting, 2011. 319–320.
19. Prusa K. et al. Prevalence and relationships of sensory taint, 5μ-androstenone and skatole in fat and lean tissue from the loin (Longissimus dorsi) of barrows, gilts, sows, and boars from selected abattoirs in the United States. Meat Science, 2011. 88:3666–3682.
20. Schmoll F. et al. Growth performance and carcass traits of boars raised in Germany and either surgically castrated or vaccinated against gonadotropin-releasing hormone. J. Swine Health Prod., 2009. 17(5):250–255.
21. Squires J. & Lou Y. Levels of boar taint in purebred entire male pigs in Ontario. Ontario Swine Research Review. OAC Publication. University of Guelph. Guelph, Canada, 1995.
22. Tambyrajah W. et al. The pig CYP2E1 promoter is activated by COUP-TF1 and HNF-1 and is inhibited by androstenone. Arch. Biochem. Biophys., 2004. 431:252–260.
23. Weiler U. et al. Influence of androstenone sensitivity on consumer reactions to boar taint. Proc. EAAP Working Group. Stockholm, Sweden. October 1–3. 1997.
24. Xue J. et al. Breed differences in boar taint: relationship between tissue levels of boar taint compounds and sensory analysis of taint. Journal of Animal Science, 1996. 74:2170–2177.
25. Zamaratskaia G. & Squires E. Biochemical, nutritional and genetic effects on boar taint in entire male pigs. Animal, 2009. 3(11):1508–1521.

Назад в раздел

О нас пишут

Презентация продукции