Портал промышленного птицеводства
Эл № ФС77-48923 от 12.03.12г. Роскомнадзор

Эволюция и тенденции молочной промышленности Китая

Эволюция и тенденции молочной промышленности Китая
24.11.2014

Автор: Шефали Шарма Жанг Ру
 

         Когда китайская компания Shuanghui International Holdings объявила о своем намерении приобрести Smithfield Foods, это привлекло внимание Конгресса США и СМИ. Идея иностранной фирмы, владеющей гигантским производителем свинины в США, и влиятельного игрока в отрасли питания США, вызвала правительственную дискуссию о связях между продовольственной и национальной безопасностью. Покупка была просто заключительным звеном в растущей консолидации мировой мясной промышленности, которая включает в себя длинную цепь различных отраслей, таких как: производство комбикормов, генетика и разведение в рамках глобальной и размытой национальной идентичности. Недавнее изменение названия Shuanghui на WH Group Limited является примером такого глобального слияния и охвата. В стороне от производителей США, глобальная мясная индустрия все чаще взаимосвязана с развивающимися экономиками. Китай и Бразилия являются уже не только крупными сельскохозяйственными производителями и потребителями, но они породили также новый тип сельскохозяйственных предприятий, формируя глобальный мясокомплекс. Правительства этих стран переняли опыт производства мяса продвинутых агропромышленных компаний США. Они также внедряют западную систему питания, в том числе увеличение потребления мяса населением.

         В 2013 году США были основным мировым импортером говядины, и занимали первое место по экспорту свинины; Бразилия стояла на первом месте по экспорту говядины и птицы. Китай является крупнейшим в мире производителем и потребителем свинины, вторым по величине производителем мяса птицы и крупнейшим импортером сои и соевого шрота (на корм животным) в мире. Бразилия все больше и больше поставляет мяса на мировые рынки, в то же время США и Бразилия конкурируют на китайском соевом рынке. При покупке Smithfield, Shuanghui / WH Group становится крупнейшим производителем свинины в мире. Основная бразильская компания JBS является крупнейшей в мире компанией-производителем мяса. Американская компания Tyson остается одним из крупнейших в мире производителем мяса птицы, конкурирующим с компанией JBS в отрасли птицеводства. Проще говоря, промышленное производство мяса, переработка и потребление действительно стали глобальным явлением с глобальными последствиями. Основные американские корпорации и их модель  производства продукции животноводства были, безусловно, основным катализатором в развитии мировой мясной промышленности. За последние 50 лет рост рост мясной промышленности в США действительно изумляет.

          Отрасль животноводства сменила децентрализованную систему мелких фермерских хозяйств на более сосредоточенную систему с меньшим количеством производителей, но с многочисленным поголовьем, которое выращивается и откармливается в закрытых помещениях. Здесь применяются стандартные технологии кормления на получение высоких привесов, специальная генетическая селекция и механизация процесса кормления и поения.

          Шесть лет назад комиссия при поддержке Pew Foundation рассмотрела мясную промышленность в Соединенных Штатах. Комиссия опубликовала ряд рекомендаций, в том числе неприемлемость использования антибиотиков в животноводстве, ужесточение правил по утилизации отходов, переход к более гуманному обращению с животными, четкое следование антимонопольному законодательству и увеличение финансирования для государственных исследований альтернативных подходов к продуктам животного происхождения. "Неспособность решить эти вопросы приведут только к дальнейшему отсутствию уверенности в отрасли животноводства, росту экологического ущерба, ухудшению здоровья населения, плохому состоянию животных и в перспективе исчезновению сельских общин", заключила комиссия.

         В сельскохозяйственной экономике США система мясной промышленности  вытеснила почти всех независимых производителей мяса птицы и свинины, в то время как независимые производители говядины по-прежнему держатся, несмотря на все трудности. Более 13 лет назад IATP зарегистрировала трансформацию мясного производства в США из цены, которую мы платили, в корпоративную цену за свинину. В течение 30 лет (1950-1980) число американских свиноферм сократилось почти на 80 %, а средний размер фермы увеличился примерно в шесть раз. К 1999 году 50% и более  фермеров были под так называемым контрактным обязательством, а четыре компании (в том числе Smithfield), контролировали 20% всего производства. В последнее десятилетие эта ситуация еще больше укрепилась. К 2007 году четыре компании, имеющие 66% производства, очень дорого обходятся американским фермерам, потребителям, окружающей среде и здоровью населения. Кроме того, условия труда на перерабатывающих предприятиях мясной промышленности считаются одними из самых опасных в США.

          В ответ на многочисленные проблемы, связанные с производством мяса в США, сельские общины, сельскохозяйственные объединения, экологические и общественные организации здравоохранения по всей стране выступили против такой системы в мясной промышленности единым фронтом, и во многих случаях одержали серьезные победы на полях сражений. Несмотря на то, что потребление мяса в США на душу населения снизилось за последние четыре года, производство продолжает расти, это связано с увеличением экспорта мяса из США. Из этого опыта следует извлечь хороший урок.

         Как и основные сельскохозяйственные товары, мясная промышленность не является локальным, региональным или национальным явлением, она носит глобальный характер. И транснациональные компании, которые доминируют в этой отрасли, от производства до кормления, переработки и реализации, устанавливают экспортную модель мясной промышленности во всем мире. Такая модель поддерживает торговые соглашения, которые угрожают снизить стандарты безопасности условий труда, здоровья и экологические стандарты при дальнейшем расширении прав и полномочий корпораций, попирая национальное законодательство. Становится все более очевидным, что решение экономических, экологических и санитарных недостатков глобализации системы мясной промышленности будет выходить на международный уровень. Очевидно, что существует угроза здоровью человека, связанная с мясной промышленностью, например, возникновением птичьего  гриппа, коровьего бешенства, свиного гриппа (H1N1), резистентных к антибиотикам бактерий, отравлением меламином, которая не признает государственных границ.

          Будут ли такие страны, как Китай, Бразилия и Индия по-прежнему катиться вниз по пути США и держать курс на индустриализацию их мясной промышленности? Или есть другой путь?

         На первом этапе нашего исследования мировой мясной промышленности рассмотрим роль Китая. Мы подробно исследуем четыре сектора Китая, связанные с животноводством: корма, свинину, молочные продукты и мясо птицы. Это не только стремление понять и разделить процесс преобразования агробизнеса Китая в американскую модель и обычной истории мясной промышленности в любом месте, но также указать характерные для Китая особенности. Кроме того, это попытка показать, как история в Китае, похожая на историю в США, является глобальной, с глобальными связями и глобальными последствиями.

         Понимание того, как китайские компании "выходят" развивать свои цепочки поставок, и как крупные американские и прочие международные животноводческие и молочные предприятия "входят» в Китай, лучше готовит нас к борьбе с глобальным характером этой отрасли и его последствиям -  национальным и мировым. Это поможет перелистнуть крупные заголовки в газетах о растущем потреблении мяса в Китае, и глубже исследовать, как и почему это происходит, представить себе другой путь к честности, здоровому питанию, поддержке здравоохранения, охране окружающей среды в пищевой  промышленности – вполне доступные уроки из опыта США.

         Мировая тенденция указывает на все большую консолидацию меньшинства более мощных корпораций, контролирующих все меньше водных и земельных ресурсов, для содержания и прокорма миллионов животных в закрытых помещениях, чтобы произвести больше дешевого мяса. То, как простые граждане и правительства справляются с внешними проявлениями этого процесса и его эндемичными последствиями, заслуживает тщательного осмысления. Китай как крупнейший производитель свинины, второй по величине производитель мяса птицы, крупнейший импортер кормов в мире и четвертый по величине производитель молочной продукции, является важной частью этого мирового пазла.

         Государственная политика является ключевым фактором в понимании продолжающейся трансформации молочного сектора в Китае: проявляется твердое убеждение, что экономия от масштаба и индустриализации производственной практики приведет к адекватному и безопасному производству молочных продуктов. Тем не менее, также важно изучить стратегии и поведение отечественных и международных  компаний, конкурирующих в создании, удовлетворении потребностей и получении прибыли от этого огромного рынка. Наконец, необходимо изучить затраты на молочный бум в Китае. Являются ли предполагаемые преимущества увеличения потребления молока стоящими социальных, экологических и медицинских последствий молочной трансформации этого сектора экономики Китая, крупномасштабными, промышленно развитыми и мировыми исходными кодами?
        

Эволюция молочной промышленности в Китае
        

         Традиционно молочные продукты не были основным компонентом китайских блюд из-за культурных предпочтений и серьезной непереносимостью лактозы. В продолжительной истории Китая молоко в основном потреблялось этническими меньшинствами в северных и западных районах Китая и, конечно, иностранцами, прибывающими из стран Запада.

         Молочная промышленность была не очень развита и полностью находилась под контролем государства и коллективных хозяйств до пост-Мао экономических реформ в 1978 году. Реформы позволили взять в частную собственность животноводческие предприятия государственным и местным органам власти и начали проводить политику в области привлечения инвестиций в молочную индустрию, в том числе субсидии и займы на поддержку всего сектора. Научные исследования и международные молочные проекты также помогли повысить производительность, что делает сектор одним из наиболее быстро растущих в отрасли животноводства в Китае, в годовом исчислении рост на 13,4% по сравнению с 1978-93. В 80-х и 90-х годах молочные перерабатывающие предприятия в значительной степени применяли методы "мобильно-рассеянного сбора молока", где агент  молочной компании ездил от хозяйства к хозяйству, чтобы купить молоко у  фермеров, отдаленных друг от друга.

         Государственные и местные органы власти осознают важность развития молочного производства в степных районах Северного Китая (автономного района Внутренняя Монголия, провинции Хэйлунцзян и провинции Хэбэй).  Эти три региона достигли производства от 1 млн тонн сырого молока в 1995 году до 18 млн тонн в 2006 году, в значительной степени благодаря государственным инвестициям в 80-е годы, а также государственным и частным инвестициям в 90-е годы. Несмотря на этот рост, годовое потребление на душу населения в Китае оставался на низком уровне - 4,75 кг до середины 90-х годов.

         После 1993 года появился большой потенциал для производства молочных продуктов, и правительство стало разрешать иностранным конкурентам входить на рынок. Два крупных отечественных молочных производителя Yili и Mengniu высоко поднялись в 1990-е годы. Nestle открыла свой первый завод по производству сухого молока в Северо-Восточном Китае в 1990 году в партнерстве с китайской компанией Shuangcheng в отрасли молочной и пищевой промышленности; Morgan Stanley стал одним из трех инвестором предприятия в 2002 году.

          Молочный сектор в значительной степени ограничивался производством сухого молока из-за отсутствия холодильного оборудования, а спрос оставался на низком уровне из-за отсутствия спроса на сухое молоко (спрос на сухое молоко будет расти после отравления меламином и скандалом 2008 года.) Когда иностранные компании продемонстрировали технологию обработки сверх высокими температурами (СВТ) в 1997 году, рынок изменился, так как метод СВТ обеспечивал удобство хранения и транспортировки жидкого молока без охлаждения в течение длительного срока. С новыми возможностями выхода на рынок с жидким молоком, промышленность стала "характеризоваться сотнями молочных компаний, с разветвленными филиалами в разных городах и провинциях, с целью получения большей доли рынка и увеличения собственных заготовительных пунктов".

         В 2000-е годы наблюдается быстрый рост производства (Рисунок 1) и жесткая конкуренция среди молочных компаний. Был расширен ассортимент молочной продукции (Рисунок 2), крупнейшие компании умножили свои цепочки поставок и начали поиск молока за пределами традиционных молочных регионов. Темпы консолидации в секторе росли, и мелкие производители молока начали исчезать. К 2006 году на четыре крупнейших отечественных молочных предприятия (Yili, Mengniu, Sanlu и Bright) приходилось около половины всех продаж молока с участием более семисот небольших компаний, занимающих другую половину (Рисунок 3 и 4).
 

Рисунок 1. Произведено молока в Китае, 1980–2006.

Эволюция и тенденции молочной промышленности Китая











Рисунок 2. Количество молочных продуктов, проданных в розничных сетях  Пекина, февраль 2006.

Эволюция и тенденции молочной промышленности Китая














 





Рисунок 3. Общий объем продаж десяти ведущих молоко-перерабатывающих предприятий (млн долларов США).

Эволюция и тенденции молочной промышленности Китая




 












 




Рисунок 4: Доли рынка китайских компаний производителей молока, 2006

Эволюция и тенденции молочной промышленности Китая




 

         












Примечательно, что даже в период бума большая часть молока поставлялась из миллионов мелких хозяйств при поддержке государственных и местных правительственных программ. Несмотря на консолидацию в сфере переработки и маркетинга, в 2006 году более 81% китайских молочных ферм содержало поголовье менее пяти коров. Провал рынка в 90-е годы и в начале 2000-х годов заложил основу для скандала с меламином 2008 года, что привело к резкой реструктуризации молочной промышленности Китая и изменило судьбу многих мелких производителей. Даже при увеличении покупательской способности, несколько крупных производителей молока в сочетании с большим количеством конкурирующих фирм и широким ассортиментом продукции, держали потребительские цены на низком уровне. Мелкие производители, чьи корма и другие производственные расходы продолжали расти, были вытеснены с рынка. Чтобы сохранить текущие расходы на невысоком уровне, молочные производители создали огромную сеть станций по сбору молока, розничных торговых сетей, перевозчиков и других посредников для получения источников молока из разных регионов страны. Многие из молочных станций были функционирующими и принадлежали торговцам. Мелкие фермеры должны были доить коров в таких центрах, чтобы затем молоко непосредственно попадало в специализированные машины, тем самым риск заражения молока сводился к минимуму. При поддержке правительства также были созданы отдельные регионы молочного животноводства, пастбища для молочного КРС и молочно-товарные кооперативы с тем, чтобы объединить мелких фермеров. Так как крупные переработчики оказывали серьезное давление на ценообразование через цепочки поставок, начали появляться проблемы фальсификации продукции. По началу молоко просто разводили водой, чтобы достичь большего объема, но вскоре стали добавляться различные вещества, что в результате привело к скандалу с меламином в 2008 году.


          За последние три десятилетия мы стали свидетелями тому, как молочное производство и потребление в Китае взлетели до 41 млн тонн молока в 2010 году, это в среднем 12,8% годовых темпов роста с 2000 года. Этот бум  производства и потребления стал критическим для китайских мелких производителей и потребителей молока, так как несколько крупных молочных производителей составили жесткую конкуренцию мелким хозяйствам с положением "на краю пропасти" и сформировали молочную стоимостную цепочку. Китайское правительство осознает растущие проблемы данного сектора, которые толкают производство к дальнейшей индустриализации и масштабной экономии, с попыткой уравновесить проблемы безопасности продуктов питания, роста цен на корма и фураж, а также с  желанием поддержать местные молочные предприятия в условиях глобализации отрасли. 

(Продолжение следует. Тема: молочная политика Китая, сухое и жидкое молоко, формула транснациональной консолидации сектора, другие последствия молочного бума в Китае).





Просмотров: 2857

Возврат к списку