О нас пишут

Презентация продукции

Genesus, обзор мировых рынков. Соединенные Штаты, апрель 2020

Аллан Бентли, торговый представитель Genesus Genetics в США


В своем последнем комментарии я ставил под сомнение целесообразность фьючерсных сделок по убойным свиньям на Чикагской товарной бирже и полное отсутствие связи с рынком наличных сделок. Ниже я хотел бы сказать еще несколько слов по этому поводу.

Несколько лет назад фактические базовые контракты, то есть контракты, показывающие разницу между ценами фьючерсного контракта и базового актива, начали набирать популярность, так как их было довольно легко понять, и они стали отличным способом управления рисками.

Я составил график фактического базиса (разница между ценами фьючерсного контракта и базового актива) по дням, располагая информацией, собранной примерно за десять лет. Все было довольно предсказуемо. Были периоды, когда базис наличных сделок по убойным свиньям был высоким, были периоды относительно ровного базиса, и, в конце августа он инвертировался на фьючерсы. Вы могли на это рассчитывать. Теперь это не так. Сейчас можно сказать, что НЕТ никакой связи между наличными сделками и фьючерсами на убойных свиней.

Раньше в течение всего года базис в среднем составлял $2.00 US, сейчас он приблизился к $10.00 US! По всей видимости, кто-то умнее меня должен будет объяснить, почему время этого изменения совпадает со временем, когда все торги стали проводится с помощью электронных средств.

Я изучал группу Чикагской товарной биржи (CME), тех, кому, собственно, и принадлежит Чикагская товарная биржа и Чикагская торговая палата. Могу ли я сказать, что это несправедливо? Однозначное нет; но! группа CME знает каждый заказ на продажу, каждый заказ на покупку и цену каждого, поскольку все это делается в электронном виде. Мне кажется, располагая всей этой информацией, довольно просто делать свои собственные ставки, оперативно достигая поставленной цели.

Не произошло ли разбалансирование системы? Возможно да, а может быть и нет, но все, что я могу сказать с полной уверенностью, что все изменилось именно с того времени, когда группа CME взяла на себя управление обеими торговыми площадками (CME – Чикагская товарная биржа и CBOT – Чикагская торговая палата) и избавилась от торговых площадок ‘вживую’, в реальном пространстве. В 2005 году торги в зале биржи были прекращены и сегодня это только электронная торговля, которая в основном строится на алгоритмах. Похоже на то, что основополагающие принципы экономики, а именно соотношение спроса и предложения, не имеют к этому вообще никакого отношения. Численность убойных свиней в мире сократилась на25%! А цены все продолжают падать? Я не знаю, какой метод алгоритма используется, мне только интересно, этот факт принимается во внимание или нет?

Тогда я захотел рассмотреть поближе, а кто же владеет Чикагской товарной биржей (CME), вот самые крупные компании: Capital Research and Management Co., The Vanguard Group, Blackrock Fund Advisors, SSgA Funds Management Inc., Capital Research and Management Co., Edgewood Management LLC, Fidelity Management and Research Co., Geode Capital Management LLC, and JPMorgan Investment. Что интересно, так это то, что когда вы более внимательно знакомитесь с этими группами компаний, то оказывается, что каждая из них владеет значительным объемом акций друг у друга. Покопавшись глубже, я обнаружил, что и у группы СМЕ также присутствует высокий процент институциональной собственности. Как правило, они являются владельцами, то есть, по определению имеют высокий уровень образования и, следовательно, имеют меньше защищенных нормативных требований.

Таким образом, пока остальная часть отрасли пытается понять, как выжить, по всей видимости на Торговой бирже и ее электронных торгах действует крайне мало правил. Если я ошибаюсь в своих предположениях, то я с удовольствием выслушаю, почему я не прав.

Ниже приводится статья, обобщающая мнение Национальной ассоциации скотоводов (NCBA) о рынке фьючерсов.

Назад в раздел

О нас пишут

Презентация продукции