Меньше в тоннах, больше в деньгах. Средняя стоимость поставляемой за рубеж сельхозпродукции за год увеличилась на 44%

Печать

Меньше в тоннах, больше в деньгах. Средняя стоимость поставляемой за рубеж сельхозпродукции за год увеличилась на 44%

В 2021 году АПК поставил новый рекорд по экспорту — объем вывоза перевалил за $36 млрд. При этом в стоимостном выражении поставки выросли на 18 %, а в натуральном — снизились более чем на 17 %. Такая динамика объясняется высокими ценами на продовольствие во всем мире. Несмотря на различные ограничения как с российской стороны, так и на рынках стран-импортеров, компании отрасли продолжают расширять географию и ассортимент отгружаемых товаров.

В середине декабря завершившегося года министр сельского хозяйства Дмитрий Патрушев прогнозировал, что по итогам 2021-го экспорт сельхозпродукции из России составит $35 млрд (в 2020-м — $30,5 млрд). Стоимостной объем вырастет, несмотря на то что в тоннах вывоз снизится, подчеркивал глава Минсельхоза в ходе «правительственного часа» в Госдуме: «Конъюнктура рыночная так сложилась, цены настолько выросли», — цитировал его «Прайм». Особое внимание, по словам министра, уделяется поставкам за рубеж продукции с высокой добавленной стоимостью. «Сейчас в структуре внешней торговли она занимает все большее место, например, экспорт кондитерских изделий вырос на 20 %, а напитков — на 35 %», — отмечал он.

Объем вывоза, согласно предварительной информации подведомственного Минсельхозу центра «Агроэкспорт», в итоге оказался еще выше: $36 млрд за весь 2021-й (данные не учитывают статистику экспорта в страны ЕАЭС за декабрь). При этом в натуральном выражении объем отгрузок составил 65,3 млн т — на 13,7 млн т меньше, чем годом ранее. Средняя стоимость вывозимой продукции за год увеличилась с $384 до $552, или на 44 %. На положительную динамику стоимостного экспорта повлиял мировой рост цен, а сокращение в натуральном выражении вызвано введением таможенных пошлин на вывоз зерна и продукции масложировой отрасли, комментирует партнер компании «НЭО Центр» Инна Гольфанд. Кроме того, негативную роль сыграла засушливая погода, из-за которой урожай ряда экспортных агрокультур снизился, добавляет она.

Объем экспорта продовольственных товаров и сельскохозяйственного сырья (кроме текстильного) в 2021 году, по предварительной оценке Института Внешэкономбанка, составил $37,4 млрд, что на 26% превышает уровень 2020-м, делится цифрами руководитель направления «Аграрная экономика» Института Лидия Илюшина. Данный факт обусловлен благоприятной конъюнктурой на мировом рынке, прежде всего в виде высоких цен по всем основным товарным группам, выгодной для экспортеров стоимостью национальной валюты, а также совокупностью предпринятых мер по удержанию и открытию новых рынков. «Таким образом, стоимостные объемы экспорта продукции АПК в очередной раз были рекордными, но при этом обеспечены увеличение цены продукции, а не повышением физических объемов вывоза», — делает вывод она. — Продолжается значительная степень диверсификации и странового разнообразия поставок российского агроэкспорта, что позволяет выстраивать систему сбыта и снижать риски внешнеэкономической деятельности, связанные с зависимостью от конкретного иностранного потребителя или товара. Например, в части животноводства, экспортируются виды товаров от живого скота до готовых продуктов из мяса, а зерновые культуры поставляются более чем в 120 стран».

По объему поставок в физическом выражении Россия является одним из крупнейших в мире экспортеров, напоминает Илюшина. Но отечественная продукция в 2021 году продавалась в среднем примерно по $518 за тонну, тогда как импорт продовольствия обошелся почти в три раза дороже — по $1,5 тыс./т, указывает она.

В прошлом году экспорт продукции АПК в стоимостном выражении был рекордным, в основном это было связано с резким увеличением мировых цен на все сельскохозяйственные и продовольственные товары, вторит Илюшиной гендиректор Института конъюнктуры аграрного рынка (ИКАР) Дмитрий Рылько. «А вот в физических объемах прироста отгрузок продукции АПК на внешние рынки по большинству направлений не было, — подчеркивает он. — Тем не менее второй год подряд в сегменте аграрно-продовольственной торговли Россия является нетто-экспортером: вывоз продукции на внешние рынки превышает ввоз». При этом в 2021 году наша страна серьезно нарастила экспорт на ряд рынков, поставки в которые ранее были снижены из-за ограничений. Их удалось снять, и, например, российская пшеница стала отгружаться в Саудовскую Аравию и Алжир. По словам эксперта, это большой успех.

В то же время по некоторым группам товаров вывоз нарастить не удалось, так как внутреннее производство находится на уровне или даже ниже внутреннего спроса, продолжает Рылько, в частности, есть проблемы с увеличением поставок молочной продукции и мяса. «Что касается последнего, то его отгрузки осложнены многочисленными барьерами и ограничениями. Вывоз птицеводческой продукции сдерживает сложнейшая эпизоотическая ситуация в ряде регионов России», — добавляет он.

В прошлом году Россия поставляла сельхозсырье и продовольствие в 161 страну — это больше, чем годом ранее, сообщил на конференции «Российский агроэкспорт 2021- 2022: тренды, вызовы и новые возможности», организованной центром «Агроэкспорт», его руководитель Дмитрий Краснов. Изменились ключевые направления поставок: так, Евросоюз стал главным импортером российской продукции АПК (с долей в 13 %), подвинув Китай на третье место (9,8 %). «Мы вели большую работу по открытию новых рынков сбыта совместно с Россельхознадзором и Минсельхозом», — рассказывает Краснов. Так, в 2021 году были открыты рынки Сингапура для поставок молока и молочной продукции, Китая — для экспорта говяжьих субпродуктов, Египта — для молочных продуктов.

Заместитель министра сельского хозяйства Сергей Левин на той же конференции напомнил, что в 2021 году несколько регионов существенно нарастили отгрузки продукции в другие страны. В их числе — Белгородская область, увеличение вывоза у которой составило 114 %, Калининградская, продемонстрировавшая прибавку в 36 %, а также Московская. В завершившемся году было запущено 87 ориентированных на экспорт проектов в 36 регионах, что дает солидную базу для дальнейшего увеличения поставок на внешние рынки, полагает Левин.

По прогнозу Института Внешэкономбанка, экспорт продовольственных товаров и сельскохозяйственного сырья (кроме текстильного) в 2022 году может вырасти по сравнению с уровнем 2021-го примерно на 6% и составить более $39 млрд за счет восстановления физических объемов вывоза, а также отсутствия резкого отката мировых цен. «При этом существует ряд развилок для такого прогноза», — говорит Илюшина. Во-первых, в части действующих экспортных пошлин: продолжение их реализации, отмена или их существенное ослабление. Во-вторых, ситуация с продовольственными балансами у основных стран-производителей, включая Россию, вследствие природно-климатических факторов. В-третьих, риски внешних шоков для логистических цепочек продукции АПК в виде продолжения действия коронавирусных ограничений или их снятие.

А вот ИКАР существенного роста экспорта в 2022 году относительно 2021-го не ждет. Мировые цены скорее снижаются, чем движутся вверх, а физические объемы вывоза ограничены отсутствием роста внутреннего производства, поясняет Дмитрий Рылько. «Соответственно, будет хорошо, если экспорт в этом году сохранится на уровне прошлого», — делает вывод он. 

Меньше сырья

Россия в 2021 году увеличила несырьевой неэнергетический экспорт на 36% до нового рекорда второй год подряд — до $191 млрд (в 2020-м — $161,3 млрд), сообщил Российский экспортный центр. Выросли поставки агропродукции, машиностроения и других секторов экономики. В структуре несырьевого экспорта на продовольствие пришлось 17,3%, и это третий результат после металлопродукции (20,8%) и машиностроения (17,7%).

Главный экспортный продукт

Как в стоимостном, так и в натуральном выражении в структуре российского агроэкспорта в прошлом году по-прежнему преобладали зерновые. За 2021 год было отгружено почти 41,8 млн т на $11 млрд. В 2020-м поставки были на уровне 48,9 млн т на $10,2 млрд. Средняя цена продукции увеличилась с $208 до $266 за тонну. В том числе пшеницы было вывезено на $8,7 млрд ($8,2 млрд в 2020-м), ячменя — на $1,2 млрд ($1 млрд), кукурузы — на $961 млн ($676 млн).
Экспорт зерна в физическом объеме несколько снизился по сравнению с предыдущим годом, однако это было ожидаемо, отмечает Краснов. При этом нашей стране удалось активизировать поставки в Алжир, увеличить присутствие на рынках Пакистана, Ирана и Сирии, но отгрузки в Юго-Восточную Азию снизились. 

Председатель правления Союза экспортеров зерна Эдуард Зернин главным событием и сдерживающим фактором для отрасли в 2021 году называет введение системных ограничений на вывоз зерна (с 15 февраля до 30 июня 2021 года действовала тарифная квота на экспорт в размере 17,5 млн т, а со 2 июня был запущена плавающая пошлина на отгрузки за рубеж пшеницы, ячменя и кукурузы). «Это безусловно негативное событие для рынка тем не менее спасло экспортный бизнес, — утверждает он. — В течение года мы наблюдали несколько серьезных спекулятивных атак, одной из целей которых, я не исключаю, была попытка вынудить Россию уйти с мировых рынков и закрыть экспорт». Это стало бы серьезным испытанием для российского растениеводства, но обогатило бы биржевых спекулянтов, считает эксперт. Уход России с мирового рынка позволил бы им еще больше взвинтить мировые цены на зерно, которые и без того были перегреты практически весь год. «Нам хватило благоразумия и дальновидности защитить внутренний рынок и остаться на мировом», — добавляет Зернин. В целом по году Союз оценивает сокращение объемов вывоза зерна не более чем в 15 %, что «совершенно не критично для сохранения лидирующих позиций на мировом рынке».

В течение всего года со стороны как традиционных стран-покупателей, так и новых, которые были вынуждены прибегнуть к внешним закупкам из-за неблагоприятных погодных условий, неурожая и дефицита поставщиков, наблюдался ажиотажный спрос на российское зерно, рассказывает эксперт. Рыночный ландшафт был серьезно перекроен агрессивными закупками Китая, который в итоге аккумулировал примерно половину мировых запасов. Это не могло не повлиять на смену приоритетов некоторых стран-экспортеров, которые перенаправили товарные потоки от традиционных покупателей в сторону КНР. В результате на рынке образовался своеобразный вакуум предложения. «Сейчас наше зерно востребовано везде и, можно сказать, по любой цене, — сообщает Зернин. — Страны-импортеры смягчают свои требования, ранее введенные зачастую по политическим мотивам, чтобы допустить российскую продукцию на свои рынки». Так, Россия укрепила свои позиции на рынке MENA, триумфально вернулась на рынок Алжира, увеличила поставки в Саудовскую Аравию и ряд других стран. «Объединенная зерновая компания» наращивает позиции в Египте. А Китай выразил заинтересованность разрешить балкерные поставки зерна из России — это безусловное достижение отечественных ведомств, занимающихся открытием новых рынков, констатирует эксперт.

Аграрии не скрывают, что введение плавающих пошлин привело к корректировкам в бизнесе. Так, гендиректор агрохолдинга «Степь» (является одним из крупнейших экспортеров зерна) Андрей Недужко признает, что структура экспортных продаж с запуском механизма зернового демпфера претерпела изменения: компания начала активно развивать относительно новое для себя направление — вывоз нишевых культур. За прошлый год «Степь» отправила за рубеж рекордный объем такой продукции — 152 тыс. т, и большая часть отгрузок пришлась на горох. «Мы добились лидирующей позиции в России по экспорту данной агрокультуры, а также в восемь раз увеличили поставки горчицы, более чем в два нарастили вывоз нута, а отгрузки кориандра — на 40 %», — доволен топ-менеджер. 

Основные продажи нишевых культур агрохолдинг осуществляет на рынках Азии и Ближнего Востока, среди которых Турция, Пакистан, Бангладеш и Индия. В этих странах горох «Степи» подвергается минимальной обработке и употребляется в пищу. Другим направлением экспорта являются рынки Европы, в первую очередь Италия, которая покупает горох для комбикормовых заводов как основной источник протеина для животноводства. 

«Введение экспортных пошлин на пшеницу в прошлом году существенно изменило нашу экспортную политику, мы адаптируемся к новым экономическим реалиям, чтобы не терять динамики развития и операционную эффективность компании, — говорит Недужко. — В этом году мы продолжим придерживаться данной стратегии, планируем закреплять и развивать успешные показатели по вывозу нишевых».

В целом же экспорт зерна в 2022 году будет абсолютно предсказуемым и вряд серьезно превысит показатели 2021-го, обращает внимание Эдуард Зернин. Предварительные виды на новый урожай в основном оптимистичные. «Очень надеюсь, что недовнесение минудобрений в ходе осенних полевых работ будет компенсировано благоприятной погодой зимой и полноценным использованием удобрений весной», — заключает он. 


Масложировая продукция

Главным драйвером роста экспорта АПК в прошлом году стала масложировая продукция, вывоз которой в стоимостном выражении вырос на 48 %, до $7,07 млрд, а средняя цена — с $605 до $950 за тонну. При этом в натуральном выражении экспорт снизился с 8 млн т до 7,4 млн т, следует из данных «Агроэкспорта». Тем не менее наращивание объема в деньгах позволило сектору переместиться с третьего на второе место в списке крупнейших экспортных позиций, потеснив рыбный сегмент. В структуре поставок преобладало подсолнечное масло, его на внешние рынки продали почти на $3,9 млрд против $2,7 млрд в 2020 году. Стоимость продаж рапсового масла, шрота и жмыха примерно одинакова — их поставки превысили $1 млрд. Годом ранее отгрузки рапсового масла были на уровне $586 млн, шрота и жмыха — $650 млн.

Увеличение вывоза масложировой продукции в стоимостном выражении связано с ростом мировых цен, в натуральном выражении экспорт сократился на 8 % по сравнению с показателем 2020-го, комментирует Инна Гольфанд. Объем поставок отрасли заметно «набрал» в денежном исчислении благодаря значительному повышению цен на мировом рынке, подтверждает исполнительный директор Масложирового союза Михаил Мальцев. По его данным, самообеспеченность масложировой продукцией превышает 100 %, поэтому 43 % от объема производства ушло на экспорт в 104 страны. Крупнейшими покупателями товаров сектора в 2021 году стали Китай (1,7 млн т), Турция (1,2 млн т), Иран (720 тыс. т), Беларусь (685 тыс. т) и Латвия (463 тыс. т).

По информации Союза, в 2021 году установлен новый рекорд урожая масличных — более 23 млн т, что на 4 % превышает предыдущий максимум, который был в 2019-м. При этом производство масложировой продукции по итогам года снизилось на 7 %. Причинами сокращения стали низкий урожай подсолнечника в 2020-м и спекулятивное сдерживание продаж сельхозпроизводителями масличных нового урожая в начале сезона 2021/22, объяснил Мальцев. «Аграрии придерживались тактики создания искусственного дефицита сырья в ожидании высоких цен, из-за чего загрузка перерабатывающих мощностей находилась на небывало низком уровне, — поясняет он. — Если бы продажи масличных были равномерными, как обычно в начале сельхозгода, то перерабатывающие мощности в течение сезона были бы загружены более чем на 88 %». По прогнозам эксперта, при таком раскладе было бы произведено более 8 млн т растительных масел — на 16 % больше, чем в прошлом сельхозгоду. Шрота могло бы быть выпущено почти 11 млн т — плюс 18 %.


ГАП «Ресурс» более чем в два раза по сравнению с предыдущим годом нарастила объем отгрузок за рубеж наливного и бутилированного подсолнечного масла, информирует представитель компании. «Учитывая тот факт, что в масложировом сегменте холдинг занимается экспортной деятельностью не столь длительный период, как в сегменте мяса птицы, можно сказать, что поле для достижений здесь значительно шире, — считает он. — В 2021 году группа начала поставки в 20 новых стран дальнего зарубежья, а также продолжила развитие танкерных отгрузок». 

Из-за введения плавающей экспортной пошлины на подсолнечное масло (действует с 1 сентября 2021 по 31 августа 2022 года) российским масложировым компаниям пришлось уйти с рынка ряда отдаленных стран, которые работают с длительным временным лагом, например Индии, сообщает Мальцев. Контрактоваться на три-четыре месяца вперед нет возможности, так как пошлина прогнозируется максимум на два месяца, разъясняет глава Союза.

Экспортная пошлина на масло существенно повлияла на конъюнктуру внутреннего рынка, но не сказалась на объемах внешних поставок, отмечает директор по маркетингу ГК «Благо» Кирилл Мельников. Главным сдерживающим вывоз фактором был дефицит сырья, связанный с низким урожаем 2020 года и его активными поставками за рубеж. Всего же в 2021 году группа отправила за рубеж 216 тыс. т продукции — на 20 тыс. т больше, чем в 2020-м. Данный рост произошел как за счет увеличения объема поставок «привычного» подсолнечного масла на рынки Азии, так и благодаря наращиванию вывоза рапсового. На экспорт компания продает порядка трети от всего объема выпускаемой продукции. Стратегия ГК «Благо» предполагает постепенный рост отгрузок за счет расширения объемов переработки. 
«В самом конце прошлого года мы отправили партию фасованной продукции в Гвинею. И хоть объем был небольшой — это важный для нас шаг по старту работы на данном континенте, страна стала 29-й в нашем экспортном списке, — делится Мельников. — В 2021 году мы также проделали большую работу по развитию мультимодальной логистики и запустили ускоренные монопоезда в Китай с заводов в Омске и Воронежской области. И, несмотря на ограничения, вызванные пандемией, приняли участие в трех зарубежных выставках: Gulfood (ОАЭ), Anuga (Германия) и Eurasia Expo (Иран)».

Что касается планов на 2022 год, то Мельников напоминает: пошлины на масло и подсолнечник действуют до конца лета, и чем раньше станут понятны «правила игры» в новом сезоне, тем лучше рынок сможет к ним подготовиться. Пока же хороший урожай по основным масличным культурам и пошлина на экспорт подсолнечника позволяют российским переработчикам не опасаться нехватки сырья и развивать вывоз, добавляет он. 

В этом году масложировая отрасль может столкнуться и с другими серьезными вызовами, в первую очередь в части логистики, предупреждает Мельников. Так, с января затруднена отправка продукции по железной дороге в Прибалтику. Существенно повлияет на экспорт отсутствие отгрузок через глубоководный порт Новороссийска, на долю которого приходилось порядка 20 % от всего вывоза российских наливных масел. Поддержка логистики масложировой продукции со стороны государства тоже сокращается. Еще одним важным фактором для всего рынка будет волатильность курсов валют, считает руководитель.

Михаил Мальцев ранее в ходе конференции «Агроинвестора» «Агрохолдинги России — 2021» говорил, что в начале 2022 года рынок подсолнечника может ждать серьезная корректировка или обвал. Снижение цен будет следствием сдерживания поставок сырья. При этом переработчики перестанут так жестко конкурировать за сырье, в результате чего их маржа может вырасти с нескольких процентов до десяти и более процентов, прогнозировал эксперт. На фоне увеличения предложения масла на рынке со стороны России и Украины цены на него пойдут вниз.


Рыба наращивает стоимость

Рыбная отрасль в 2021 году резко сократила экспорт в Китай (из-за коронавирусных ограничений), переориентировав поставки на Южную Корею, поэтому, несмотря на сокращение вывоза продукции в тоннах, в денежном выражении объем поставок вырос, сообщал Дмитрий Краснов. И хотя сектор показал прибавку в 34 % относительно показателя 2020-го, итоговый результат, по данным «Агроэкспорта», — $7,06 млрд — получился на $10 тыс. меньше, чем продемонстрировал масложировой сегмент, который и сместил рыбную продукцию со второй позиции в рейтинге главных экспортных товаров. 

Длительное закрытие Китая стало серьезной проблемой для российских рыбаков, отмечает председатель Рыбного союза Александр Панин. Но компании смогли найти новые рынки сбыта: значительно вырос экспорт в другие страны Восточной Азии, в Африку, растут отгрузки и в страны Евросоюза. Увеличение же объемов вывоза в стоимостном выражении произошло в первую очередь за счет роста цен на рыбу и морепродукты на мировом рынке, комментирует он. При этом важно, что Россия отправляет в другие страны уже не только замороженные тушки, но и продукцию с высокой добавленной стоимостью, так как ее производство стремительно растет. Это очень позитивная тенденция, обращает внимание Панин. «Только на судах в море в 2021 году было выпущено более 100 тыс. т филе минтая, почти в два раза больше, чем в 2020-м, а рыбного фарша — 21 тыс. т — плюс 30 % к показателю годом ранее, — сообщает эксперт. — Кроме того, мы возобновили производство сурими из минтая — это высококлассный продукт, на него есть спрос во всем мире».

Увеличение стоимости общего экспорта отрасли свидетельствует о том, что Россия теперь отправляет на внешние рынки не только сырье в виде потрошеной рыбы без головы, но и большой объем продукции высокой степени переработки — филе, консервы и т. д., комментирует гендиректор «Союза рыбопромышленников Севера» Константин Древетняк. 

Основная проблема прошлого года, как и 2020-го, — пандемия COVID-19. Вирус стал причиной задержки рейсов, дополнительных финансовых затрат, усиленных проверок на границе, закрытия портов, продолжает эксперт. Сильным ударом это было в первую очередь для Дальневосточного бассейна, точнее для промысла минтая, ведь самый большой объем данной рыбы оттуда направлялся именно в Китай, и закрытие портов негативно сказалось на объемах поставок. «Но в то же время все это показало нашим рыбакам, что нельзя ориентироваться на одного покупателя, — акцентирует внимание Древетняк. — Поэтому добытчики стали искать иные рынки самостоятельно, и многие в этом преуспели». Таким образом, пандемия стала стимулом для пересмотра ориентиров реализации продукции. Важным итогом 2021 года эксперт называет открытие для поставок российской рыбы и морепродуктов некоторых стран Африки и Индии с ее многомиллиардным населением. Ранее российская продукция попадала туда через другие государства. Увеличился также экспорт в страны Европы. 

Илюшина также приводит рыбную отрасль в качестве успешного примера гибкости и оперативного реагирования на внешние ограничения. После введенных основным торговым партнером — КНР — ограничений на ввоз ряда позиций из России, экспортеры смогли достаточно быстро перестроить торговые потоки и удержать объемы экспорта данной категории товаров на уровне 2020 года, поясняет она.

По мнению Панина, по мере выхода мира из ковидного кризиса спрос на рыбу и морепродукты будет повсеместно увеличиваться. Китай уже «открылся» и начал принимать транспортные рефрежираторы, так что у экспортеров этот год должен быть неплохим, полагает он. В то же время Рыбный союз представляет отечественных рыбопереработчиков, которые заинтересованы в том, чтобы часть рыбы оставалась в России, перерабатывалась здесь и шла на внутреннее потребление. «Этот вопрос зависит от мировых цен, покупательской способности россиян и государственной поддержки отечественной рыбопереработки», — перечисляет эксперт.

Константин Древетняк полагает, что в 2022 году в плане экспорта в секторе не будет ни резкого роста (исходя из оценки объемов российского вылова), ни резкого падения. По его словам, нет никаких предпосылок, чтобы вывоз рос в натуральном выражении. Скорее всего, он останется на уровне прошлых лет — около 2 млн т, но стоимость поставок может опять подрасти. «Рыбаки продолжат наращивать отгрузки продукции с высокой добавленной стоимостью, но всегда стоит придерживаться золотой середины: экспортировать и мороженую рыбу без головы (на нее хорошая цена за рубежом), и филе», — рекомендует эксперт.

Новые рынки для российского мяса

Альберт Давлеев, президент Agrifood Strategies: «В 2021 году производители мяса открыли для себя несколько важных новых рынков. Прежде всего это целый ряд африканских стран, причем разбросанных по всему континенту — от северной до южной Африки. Однако основные потоки по-прежнему здесь идут через порты западного побережья, являющиеся традиционными «воротами» для импорта мяса в центральные регионы континента.

Важным событием стало открытие и начало массовых поставок разных видов мяса в Сербию. Прорывными, хотя и небольшими стали отгрузки мяса птицы на Гаити и Филиппины, другие страны Латинской Америки, Юго-Восточной Азии и даже Океании. Такие «тестовые» партии готовят почву для массового входа на эти рынки, позволяя экспортерам наладить связи с местными трейдерами, почувствовать факторы спроса, определить приоритеты в ассортименте и выработать правильную ценовую политику.

По продуктовой линейке ожидаемо успешными оказались продажи премиальной говядины в Китай, который заметно увеличивает импорт этого вида мяса на фоне растущей покупательной способности населения и интереса к «настоящему мясу», которого ранее в стране было мало или не было вообще.

Важным успехом российского мясного экспорта является и старт продаж готовой продукции из мяса птицы для крупных операторов фуд-сервиса в странах Ближнего Востока — наггетсов, филе, замороженных полуфабрикатов».

Мясная динамика

По данным центра «Агроэкспорт», объем вывоза мясной продукции в прошлом году составил 509,4 тыс. т на $1,1 млрд, в 2020-м было 525,1 тыс. т на $885,7 млн. В том числе экспорт мяса птицы вырос с $420 млн до $519 млн, свинины — с $324 млн до $371 млн, говядины — с $85 млн до $213 млн. Цифры по объемам и стоимости поставок в целый ряд стран ЕАЭС, стран Азии и Латинской Америки за ноябрь и декабрь пока недоступны, обращал внимание президент Agrifood Strategies Альберт Давлеев в середине января. Но даже эти предварительные цифры показывают стабильное положение России на мировом рынке мяса как в физическом, так и денежном выражении, констатировал он. «Главный итог 2021 года — это то, что российский вывоз всех видов мяса впервые превысил $1 млрд и приблизился к $1,2 млрд (прирост +26 % к 2020-му), при том что общий объем поставок в физическом выражении все-таки снизился, пусть и менее чем на 2 %», — рассказывает эксперт.

Главными факторами продолжающегося высокого спроса на российскую мясную продукцию в течение всего прошлого года оставались достаточно низкий обменный курс рубля, устойчивость собственной кормовой базы и относительная близость к целевым экспортным рынкам. Немаловажными условиями для развития этого направления были и заметная активность экспортных подразделений крупнейших российских производителей мясной продукции, эффективная работа торговых и логистических компаний, а также поддержка со стороны государства в лице Россельхознадзора, центра «Агроэкспорт», Российского экспортного центра и Министерства сельского хозяйства, отмечает Давлеев.

По мнению эксперта, важно отметить качественный скачок в структуре российского мясного вывоза. Во-первых, это открытие новых рынков Ближнего Востока, Африки и Азии, куда впервые были отгружены мясо птицы, говядина и свинина. Во-вторых, это заметное усиление позиций в странах, куда первые поставки были сделаны всего два-три года назад. «И, в-третьих, важно, что ассортимент предложения российских товаров начал насыщаться продукцией с добавленной стоимостью, такими как премиальная говядина, индейка, готовые мясные изделия, — подчеркивает Давлеев. — Кстати, это стало одним из факторов значительного (почти на 24 %) превышения динамики стоимости экспорта в сравнении с его объемами». Не пошатнуло эту динамику даже снижение поставок в Китай, на ряд среднеазиатских рынков и в восточные регионы Украины. Немаловажным позитивным моментом, «сдвинувшим» продажи продукции из мяса птицы, говядины и баранины на Ближний Восток, стало признание полномочий московского Международного центра стандартизации и сертификации «Халяль» ведущими регуляторами в этой области —Министерством промышленности и передовых технологий ОАЭ и Советом по аккредитации стран Арабского залива. 

Безусловно, объем экспорта мог бы быть и больше, полагает Давлеев. Если бы не несколько ключевых сдерживающих факторов, таких как неблагоприятная эпизоотическая ситуация с АЧС и гриппом птиц в ряде регионов России, значительное удорожание логистики и нехватка рефконтейнеров, а также карантинные ограничения в КНР и Гонконге.  
В натуральном выражении объем поставок свинины, свиных субпродуктов и шпика в 2021 году оценочно составил около 190 тыс. т, тогда как в 2020-м было вывезено 206 тыс. т, информирует гендиректор Национального союза свиновода (НСС) Юрий Ковалев. «В первом полугодии экспорт превышал показатели предыдущего года на 8-10 %, а во втором мы начали отставать от аналогичного периода 2020-го, — рассказывает он. — Фактором снижения физических объемов экспорта во втором полугодии стало наращивание производства свинины в Китае, что обрушило цены во всей Юго-Восточной Азии, сделав поставки во Вьетнам и Гонконг менее интересными, особенно с учетом периодически возникающих логистических проблем, связанных с COVID-19». Однако в деньгах экспорт удалось нарастить, поскольку российские производители увеличили объемы отгрузок мяса и снизили их для шпика и субпродуктов.

Значительную долю вывоза составляли поставки во Вьетнам — туда было отправлено около 50 % всего экспортируемого объема продукции свиноводства, на долю России пришлась половина всех закупок Вьетнамом в данной категории. «С одной стороны, это серьезный успех, однако дальше наращивать туда отгрузки уже сложно», — отмечает Ковалев. Кроме Вьетнама, крупные импортеры российской свинины — Украина, Беларусь и Гонконг. В эти четыре страны вывозится 90 % от общего поставляемого на внешние рынки объема российской продукции свиноводства.

В экспорте мяса птицы основной тенденцией в 2021 году стало сокращение поставок по доминировавшим ранее направлениям — в Китай, Казахстан, на Украину, рассказывал ранее «Агроэкспорту» гендиректор Национального союза птицеводов Сергей Лахтюхов. Так, в КНР отгрузки в натуральном выражении снизились на 17 %, на Украину — на 30 %, в Казахстан — на 25 %, а совокупная доля этих рынков в стоимостном объеме сократилась с 82 % до 64 %. Тем не менее экспортерам удается диверсифицировать поставки. В натуральном выражении в два раза вырос объем отгрузок в страны Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива, государства Африки, а также во Вьетнам. Глава Союза также сообщил, что во втором полугодии значительно увеличились ежемесячные отправки мяса птицы в страны Ближнего Востока и Беларусь. 

По информации Agrifood Strategies, объем вывоза говядины вырос в прошлом году почти в 1,5 раза в натуральном выражении (с 31 тыс. до 43 тыс. т) и вдвое — по стоимости (со $120 млн до $237 млн). Это объясняется активным выходом российских производителей на рынки КНР, Саудовской Аравии и Марокко при сохранении стабильных продаж на уже освоенных рынках Центральной Азии, Закавказья и других стран. «Баранина же показала резкий провал экспортных объемов, несмотря на продолжающийся рост спроса на этот вид мяса на международных рынках — в пять раз по сравнению с 2020-м, до 2,5 тыс. т, — сообщает Альберт Давлеев. — Причиной этому стало, конечно же, введение режима регионализации по ряду болезней мелкого рогатого скота в южных регионах России, которые являются основными производителями и экспортерами баранины». По этой же причине более чем вдвое сократился и экспорт живых овец. 

Объем поставок продуктов из мяса бройлера по итогам прошлого года сократился примерно на 5 % из-за высокой конкуренции на среднеазиатских рынках, снижения продаж в регионы восточной Украины по причине высокой цены, сложностей поставок и снижения спроса и цены в Китае, дополняет Давлеев. Вместе с тем на этом фоне удвоился вывоз в Саудовскую Аравию, Сербию и целый ряд африканских стран. А финальная стоимость экспорта выросла более чем на 13 %. 

Самый же впечатляющий рост экспорта (среди других видов мяса) показал молодой российский сектор индейководства, продолжает эксперт. Продажи в КНР увеличились на 70 %, в Бенин — в 5,5 раз, в ОАЭ — втрое, в страны Африки — в 4,5 раза. Безусловно, дает о себе знать и низкая стартовая база, однако в целом динамика отрасли впечатляет: вывоз российской индейки в последние три года практически утраивается в объеме, а стоимость демонстрирует значительное ускорение роста. При этом Россия стала крупнейшим поставщиком индейки в ОАЭ и третьим ведущим экспортером в Китай, акцентирует внимание Давлеев.

По прогнозу президента Национального союза индейководов России Андрея Ковалева, вывоз индейки продолжит увеличиваться и в ближайшие пять лет. По его оценке, в 2022 году объем отгрузок за рубеж вырастет до 19 тыс. т, в 2023-м — до 24 тыс. т, в 2024-м — до 30 тыс. т. К 2030 году показатель должен достигнуть 54 тыс. т. К концу десятилетия Россия должна производить 650 тыс. т индейки, уверяет эксперт.

ГАП «Ресурс» с объемом 125 тыс. т сохранила лидерство среди российских экспортеров продукции из мяса птицы по итогам прошлого года, отмечает представитель компании. В частности, значительно увеличились отгрузки в ряд стран СНГ: Беларусь (более чем в десять раз), Грузию (почти в восемь раз), Узбекистан (вдвое). Одним из важных новых направлений дальнего зарубежья стал Сингапур. В ноябре прошлого года Продовольственное агентство этой страны одобрило ввоз замороженного мяса птицы производства птицефабрики «Ставропольский бройлер» (входит в ГАП «Ресурс») по результатам видеоинспекции онлайн. Тестовая партия контрагенту в Сингапуре была отправлена в декабре 2021-го.

Группа «Черкизово» увеличила отгрузки продукции на внешние рынки на 7 % в натуральном выражении. При этом в рублях рост экспортных продаж составил 26 % за счет увеличения доли продукции с более высокой степенью переработки. Таким образом, общий вывоз ожидается на уровне 88 тыс. т, что примерно на 7 % больше, чем в 2020-м. Основная часть экспорта компании, как и в предыдущие годы, пришлась на мясо курицы — около 63 тыс. т, или более 70 % от всех поставок на иностранные рынки. 

Главным внешним рынком для куриной продукции «Черкизово» по-прежнему остается Китай (более 32 тыс. т), куда поставляются в основном куриные лапы, крылья и другие части курицы. В прошлом году компания также нарастила отгрузки мяса курицы в страны СНГ, наладила регулярную отправку продукции на перспективный рынок Саудовской Аравии, расширила вывоз в страны Африки.

Но основным драйвером роста экспорта для «Черкизово» стало мясо индейки: по итогам прошлого года объем внешней торговли вырос на 170 % до 6 тыс. т. Такой результат объясняется началом поставок индейки на рынок Китая, куда за прошлый год было вывезено более 2 тыс. т. Вторым по величине экспортным рынком для производимой холдингом индейки стал Бенин — свыше 1,5 тыс. т. 

Также группа отправила в другие страны 13 тыс. т свинины. Основной объем — более 10 тыс. т — пришелся на рынки СНГ. Кроме того, в прошлом году компания на 25 %, до 6,5 тыс. т, увеличила экспорт готовой к употреблению продукции (колбас, полуфабрикатов). Основными странами-импортерами стали Казахстан (более 3 тыс. т) и Азербайджан (около 2 тыс. т).

Особенностью экспортных продаж «Черкизово» в 2021 году стало то, что в денежном выражении они выросли существеннее, чем в натуральном. Общая выручка от вывоза по итогам года превысила 12 млрд руб., что на 26 % больше показателя 2020-го. Так, продажи индейки в деньгах увеличились на 280 %, готовой к употреблению продукции — на 49 %, курицы — на 20 %, свинины — на 5 %. «Такая разница с физическими объемами объясняется прежде всего тем, что в течение года компания смещала фокус в сторону экспорта более маржинальной продукции с высокой степенью переработки. В частности, в страны Средней Азии мы начали поставлять наггетсы для местных ресторанов и куриную разделку для сетевой розницы», — поясняет директор по экспорту ТД «Черкизово» Елена Вольгушева. 

В наступившем году в стране ожидается дальнейшее наращивание объемов и стоимости вывоза мяса, увеличение географического охвата и расширение ассортимента. Потенциал мясной отрасли России в продажах за рубеж в значительной мере сдерживается объемами производства, возможностями доступа на рынки, эпизоотической ситуацией, обменным курсом рубля и ценами внутри России, указывает Альберт Давлеев. «А поскольку последние три фактора весьма волатильны, то прогнозировать итоги года в его начале было бы безответственно, — считает он. — Особенно из-за высоких рисков болезней животных и птицы, которые могут значительно ограничить экспорт любого вида мясной продукции».

Положительными факторами, по мнению эксперта, останутся растущий спрос на мясо во всем мире, активизация мировой торговли в постковидный период, относительно низкий обменный курс рубля, а также серьезный опыт зарубежных поставок, накопленный российскими производителями и трейдерами в последние пять лет. Негатив может прийти с обострением международной политической обстановки или региональных конфликтов, задевающих интересы России, особенно в финансово-экономической сфере. «Определенный понижающий тренд в отношении цен на мясо на международном рынке может оказать и дальнейшее увеличение производства свинины в Китае, что не преминет отразиться на стоимости экспортных поставок и из нашей страны», — предупреждает Давлеев.


«Молочка» в позитиве

Поставки молочной продукции за рубеж, по информации «Агроэкспорта», в прошлом году составили 221,1 тыс. т на $370,4 млн. В 2020-м было вывезено 207,1 тыс. т на $318 млн. В том числе экспорт сыров и творога вырос с $83 млн до $109 млн, кисломолочной продукции — с $74 млн до $86 млн. В 2021 году тренд на активное расширение вывоза молочной продукции, сформировавшийся еще в прошлом году, сохранился, комментирует глава Streda Consulting Алексей Груздев. Объемы поставок оценочно увеличились на 15 %, и, скорее всего, мы преодолеем важный рубеж в 1 млн т в эквиваленте молока. По стоимости экспорта темпы роста будут еще выше — около 28 %, что, безусловно, связано с беспрецедентным повышением цен на мировом рынке. «В результате мы можем вплотную приблизиться к уровню в $500 млн, — считает эксперт. — Уже по итогам октября вывоз составил $382 млн и превысил предыдущий пиковый уровень 2013 года». 

Несмотря на все пандемийные ограничения, в поставках молочной продукции на внешние рынки, в отличие от многих других направлений АПК, российские экспортеры смогли увеличить не только стоимость, но и физические объемы по большинству товарных категорий, подчеркивает Груздев. Самые активные темпы прироста показали сыры (+27 %), сыворотка (в 2 раза), мороженое (+25 %) и цельномолочная продукция (+14 %).

Географически основными экспортными рынками для российской «молочки» традиционно остаются страны постсоветского пространства, на которые приходится около 90 % выручки. «И в 2021 году мы продолжили укреплять свои позиции в регионе, постепенно вытесняя с этих рынков наших ключевых конкурентов Беларусь и Украину, — уточняет эксперт. — Так, существенно выросли продажи в Казахстан (+10 %), Украину (+18 %), Узбекистан (+39 %), Армению (+48 %) и даже Беларусь (+7 %)». На мировом рынке за пределами СНГ Россия также продолжила укреплять свои позиции, в частности в наиболее перспективных категориях — мороженом и сыворотке, — несмотря на ситуацию перманентного локдауна.

По словам Груздева, мороженое в последние годы стало настоящим локомотивом развития молочного экспорта как в части объемов, так и по расширению географии. Если в 2020 году объемы отгрузок выросли на 17 %, то в 2021-м — еще на 25 %, и, скорее всего, вывоз достигнет 30 тыс. т. По стоимости рост составил почти 50 %. В результате с $85 млн выручки мороженое может стать второй по значимости экспортной категорией в «молочке» после сыров. «География поставок нашего холодного лакомства вышла уже далеко за пределы СНГ», — обращает внимание эксперт. В частности, крупнейшим рынком в прошлом году стали США, поставки в которые увеличились в 3,5 раза — до 14 тыс. т. В топ-15 ключевых стран-потребителей входят также Китай, Канада, страны ЕС и Африки.

В сухой сыворотке и пищевых ингредиентах, которые являются для российских экспортеров наиболее перспективной категорией на глобальном рынке, тоже достигнуты первые значимые результаты, отмечает Груздев. Во-первых, второй год подряд удваиваются объемы вывоза, и в 2021-м за рубеж отправлены уже вполне значимые для рынка 14 тыс. т, что свидетельствует о конкурентоспособности отечественного продукта в мире на фоне благоприятной ценовой конъюнктуры. Во-вторых, российские компании постепенно закрепляются в КНР — на крупнейшем и крайне важном рынке, который в последние годы обеспечивает основной экспортный рост для Беларуси. Например, ГК «Русагро» поставила свою продукцию в Китай еще в декабре 2020-го, а «Комос Групп» к ноябрю 2021-го отправил в республику уже четвертую партию сухой сыворотки. «В-третьих, мы расширяем ассортимент реализуемых за рубеж ингредиентов, — сообщает эксперт. — Например, ГК “Молвест” отправляет сухой пермеат в КНР и Узбекистан, а молочный комбинат “Ставропольский” начал экспортировать лактозу и ее производные в Беларусь и Азербайджан».


По итогам 2021 года группа «ЭкоНива» увеличила экспортные поставки своей продукции более чем в девять раз как в натуральном, так и в денежном выражении по сравнению с 2020-м, информирует заместитель коммерческого директора компании Владимир Даниэлян. «Основным направлением для нас остается Китай — здесь очень ценятся продукты из России, поскольку они имеют имидж натуральных, здоровых и отличаются высоким качеством», — рассказывает он. В КНР агрохолдинг поставляет ультрапастеризованное молоко разной жирности объемом 1000 мл. Доставка молока от «ЭкоНивы» осуществляется в республику морским путем через порты Далянь, Шанхая, Тяньцзиня, Наньша и занимает чуть больше месяца. «Использование железнодорожной логистики позволило бы существенно экономить время, ресурсы и расширить ассортимент поставляемой продукции, но тарифы на перевозки по железной дороге остаются высокими, не всегда понятны сроки формирования железнодорожных составов, а пункты формирования составов в регионах отсутствуют, — акцентирует внимание Даниэлян. — Также нет единого порядка аттестации предприятий, перечня исследований и частоты их проведения для подтверждения соответствия продукции, отправляемой на экспорт, требованиям страны-импортера». Все это факторы, сдерживающие развитие внешней торговли.

«ЭкоНива» заинтересована в дальнейшем развитии рынков сбыта и активно работает над расширением экспортных направлений: изучает спрос на рынках стран Ближнего Востока и Северной Африки, прорабатывает вопрос об аудите процессов предприятий на соответствие канонам Ислама и получении сертификата «Халяль», делится замруководителя. «Развитие вывоза российской сельхозпродукции приоритетно и для государства, а значит, экспортоориентированные компании могут рассчитывать на поддержку с его стороны, — надеется он. — Для бизнеса это важное подспорье, поскольку выход на новые рынки или расширение ассортимента на первых порах всегда требуют значимых инвестиций».

В 2022 году Россия должна сохранить положительную динамику экспорта, но темпы роста, скорее всего, будут несколько скромнее — 10-15 %, особенно в стоимостном выражении, прогнозирует Алексей Груздев. Безусловно, продолжат сказываться пандемийные ограничения и связанные с ними сложности в логистике и открытии новых рынков, а также мировая ценовая конъюнктура. Но производители должны реализовать накапливаемый в последние годы потенциал.


Источник: agroinvestor.ru
08.02.2022
429
Напишите комментарий
Внимание! Чтобы принять участие в обсуждении требуется авторизоваться

Статьи партнеров

Владимир Минков, ведущий ветеринарный врач ООО «Провими» В данной статье пойдет речь об одном из практических случаев влияния инфекции на выращивание бройлеров, а также о ...

132

Максим Федотов, технический специалист в птицеводстве ООО «Провими» В динамичном и быстрорастущем промышленном птицеводстве вопрос качества корма остается по-прежнему одни...

179

Интервью с Арно Де Крейжем, глобальным руководителем сегмента бизнеса Danisco Animal Nutrition & Health (IFF) — Г-н Де Крейж, истинная ценность фитазы заключается в ус...

299

L. Marchal, Y. Dersjant-Li, R.M. Hardy, A. Bello, технический маркетинг и инновации, Danisco Animal Nutrition & Health (IFF) С течением времени способы выращивания пти...

216

Д-р А. Гане, компания Danisco Animal Nutrition & Health (IFF) В недавних независимых исследованиях было продемонстрировано, что новая фитаза Акстра™ Phy Gold позволяет...

322

Афанасенко Виктор, технический специалист в птицеводстве ООО «Провими» (Cargill) Лето приносит не только положительные эмоции. Для нас птицеводов это время особой головной...

441

Возможно ли эффективное промышленное птицеводство без антибиотиков? Чем их возможно заменить, сохранив при этом показатели роста? Об этом вы узнаете в новом подкасте от эксперта ...

573

В новом подкасте эксперты "Каргилл" Владимир Минков и Виктор Афанасенко расскажут о важных этапах в процессе инкубации яйца. Подписывайтесь на аккаунт «Каргилл» на Яндекс....

689

В данном подкасте эксперт "Каргилл" Виктор Афанасенко расскажет о воздействии теплового стресса на птицу. Как справиться с жарой и избежать потерь в поголовье? Существуют л...

578

Федотов Максим (технический специалист по птицеводству «Каргилл») Современное птицеводство претерпело значительные изменения за последние 50 лет. Генетическая селекция, це...

559

Зевакова В.К., руководитель технического отдела, ООО «Провими» Исследователи всего мира не случайно уделяют большое внимание проблеме теплового стресса (ТС) у с/х птицы, и...

564

Статьи о птицеводстве

Проблема несбалансированного питания – одна из наиболее серьезных проблем, с которой сталкивается животноводство, результатом этого может стать хроническое недоедание, адаптацион...

09.08.2022
338

Одним из доступных путей укрепления кормовой базы птицеводства является использование так называемых нетрадиционных кормов. Особенно важно это сейчас, когда комбикормовая промышл...

26.07.2022
345

Зачастую, говоря об энергетическом питании, принимают во внимание содержание жиров, хотя одним из наиболее важных источников энергии в рационе бройлеров является крахмал. Доля об...

05.06.2022
463

Юджиния ХервигЯ БЫ, Карен Швин-Ларднер, Эндрю Ван Кессель, Рэйчел К. Савари, Генри Л. Классен Департамент животноводства и птицеводства, Университет Саскачевана, Саскатун, Сас...

06.05.2022
558

Генетическая селекция имеет мощные эффекты. Хотя все породы кур произошли от одного и того же дикого предка, они резко различаются по внешнему виду, физиологии, типу и скорости м...

29.04.2022
491

Ученые пришли к выводу, что каннибализм у кур от стресса при интенсивном разведении можно контролировать путем определенных добавок к корму. Группа исследователей из Китая и С...

19.04.2022
522

Бетаин — это известное функциональное питательное вещество в питании бройлеров, которое в прошлом в основном использовалось в качестве безводного бетаина, экстрагированного из са...

10.12.2021
1046

Сальмонеллез – одна из самых острых проблем птицеводства. Болезнь наносит значительный ущерб фермерским хозяйствам, легко передается людям и сельскохозяйственным и промысловым жи...

26.10.2021
1152

Продовольственная безопасность часто обсуждается в ряде глобальных или европейских организаций. Прогнозируемый рост мирового населения к 2050 году составит 9,5 миллиардов человек...

10.07.2021
1954